1. Администрация форума с радостью приветствует Вас и благодарит за проявленный интерес к нашему форуму. Здесь Вы найдете множество интересных разделов и тем. Для того, чтобы в полной мере увидеть их содержание, а также свободно общаться, создавать новые темы или отвечать в созданных - Вам необходимо зарегистрироваться на Форуме. Это займет совсем немного времени, и Вы сможете быть в курсе всей предоставляемой информации.

Схватка на Клухорском перевале

Тема в разделе "Общее", создана пользователем Hellmann, 13 апр 2015.

  1. Hellmann Admin Команда форума

    Сообщения:
    983
    Симпатии:
    3.439
    Про альпинистов в Великой Отечественной войне 1941-45 года общеизвестны несколько эпизодов: маскировка шпилей в окруженном Ленинграде; переход через перевал Бечо, бои в районе "Приюта 11" и на перевалах, снятие фашистских флагов с Эльбруса.
    Всё это - хрестоматийные истории.
    Поэтому рассказ, который помещен ниже, посвящен послевоенному времени. Рассказ, характеризующий и время, и людей, которые пришли в горы после войны.


    Август 1948 года. Альплагерь “Алибек”. Мы, значкисты-политехники Семён Прасов, Слава Кондратьев, Яша Либерман, поляк Ян Пенкальский и я, Борис Кашевник, после окончания смены собрались пойти к морю, в Сухуми, через Клухорский перевал.

    В нашей ленинградской компании были ребята и девушки из Москвы, в том числе Аня Делоне, дочь одного из старейших российских альпинистов академика-математика Б.Н. Делоне, и его сын Николай, по прозвищу “Тёпка”, известный в 60-х годах диссидент. Другая, московская компания состояла в основном из студентов МВТУ и Института Востоковедения. Наша группа вышла второй.


    Без приключений мы прошли перевал, благополучно спустились в селение Ажары и там заночевали. Утром, когда начали грузить рюкзаки на идущую вниз попутную машину, увидели бегущую сверху к нам двойку. Это оказались ребята из первой группы, москвичи Марон Хуссейн из Института Востоковедения и Алик Добронравов из МВТУ. Вид у них был очень взъерошенный, у Алика за спиной винтовка. Из разговора выяснилось, что их группу из пяти парней и пяти девушек на перевале задержали двое с винтовками, назвавшиеся карачаевцами, и предложили пройти с ними. Ночь их продержали в оставшихся на перевале со времён войны землянках, утром отобрали тёплые и ценные вещи, предложили уходить вниз, а им оставить одну из девушек. Произошла схватка. Оба бандита были застрелены из отобранной у них же винтовки. В перестрелке был убит москвич Толя Морозов и ранена в руку и плечо одна из девушек. Группа с раненой девушкой и двумя ребятами-москвичами, Гришей Дмитриенко и Толей Головко, спускается с перевала в нашу сторону. Тела убитых и все личные вещи оставлены на месте происшествия.

    Двойка поспешила дальше вниз за помощью в надежде догнать кого-либо из алибекцев. Посовещавшись, мы отправили с арабом Хуссейном вниз – от греха подальше–девушек и личные вещи, а сами пошли налегке наверх, чтобы забрать оставшиеся личные вещи и спустить вниз тело убитого. Сообщили о случившемся начальнику милиции в Ажарах. Я дал телеграмму в Алибек нашему тренеру В.Г. Старицкому с просьбой попридержать группы желающих идти к морю вслед за нами.

    В Ажарах наше сообщение вызвало страшный переполох, причину которого я узнал только три года спустя. Милиция заставила нас ждать, пока соберётся местное ополчение, так как предполагалось, что наверху осталось ещё несколько вооружённых бандитов. После полудня собралось около двадцати сванов, вооружённых советскими и немецкими винтовками и охотничьими ружьями. Сваны быстро повели нас наверх короткими тропами. По пути встретили спускающуюся группу – пятерых девушек и троих ребят.

    Мы поднимались до темноты. Ночь скоротали у костра, стуча зубами от холода – тёплых вещей у нас не было. Сваны то и дело спрашивали о подробностях и всё допытывались, кто стрелял и кто убил тех двоих. Нам это показалось странным, и мы догадались попридержать языки. Позже выяснилось, что это спасло нас от больших неприятностей.

    С рассветом сваны собрались вести наступление на перевал по всем правилам военного искусства: последовательно, цепями, с огневой поддержкой. Мы же так замёрзли за ночь, что припустили наверх и оказались там раньше ополченцев.

    Там мы застали такую картину.

    Один мёртвый бандит лет двадцати лежал у входа в землянку, другой лет тридцати пяти – в землянке с ножевым ранением и простреленной грудью. Морозова внесли в землянку (его застрелили снаружи), запаковали в спальник, перевязали шнурами и решили спускать вниз, сколько сможем. Милиционеры и ополченцы, увидев убитых, собрались вместе, замитинговали и объявили нам, что брать их с собой не будут, пусть тут валяются. Мы собрали вещи и потащили вниз спальный мешок с погибшим. Быстро выяснилось, однако, что кеды и тапочки фирмы “Красный треугольник” – не та обувь, в которой можно транспортировать такой груз по крутым осыпям со скальными выходами: мы улетели в рантклюфт, насилу выбрались сами и, не имея верёвок, долго вытягивали заклинившееся тело Морозова. Ополчение же во главе с начальником милиции уходило вниз, не обращая на нас никакого внимания.

    Кончилось дело тем, что, протащив спальный мешок волоком по леднику и цепочке снежников, мы руками вырыли могилу на концевой морене, положили тело, сложили тур и, дав прощальный салют из взятых у сванов ружей, пошли вниз. На больнее нас четверых уже не хватило. Два дня без еды и ночь без сна для значкистов второго года оказались пределом возможностей.

    Но на этом дело не закончилось. Не успели мы пройти и получаса от места захоронения, как всех нас вместе со сванской милицией остановил отряд грузинского КГБ. Нас четверых спросили, куда мы дели своего убитого и почему не взяли всех остальных. Мы ответили, что похоронили, куда смогли дотащить, а почему милиция не забрала тех двоих, мы не знаем. Откуда-то появились вьючные лошади. Нас пропустили вниз, а милиционеров и ополченцев во главе с начальником ажарской милиции под дулами автоматов с бранью погнали обратно на перевал.

    В том месте, куда мог добраться автотранспорт, мы увидели много грузовых машин и поняли, что дело принимает серьёзный оборот. Как только нам представилась возможность, мы сели в какую-то полуторку и укатили вниз. Машина, видимо, была первой, которая везла новости сверху. Сваны, ехавшие с нами, кричали всем, что убитые были карачаевцами; это вызывало крики радости и даже пальбу из ружей. Не задерживаясь, мы спустились на попутках в Сухуми, где на турбазе и нас, и рюкзаки с вещами ожидали с большим нетерпением.

    Окончание этой истории я узнал только в 1951 году, от дорожного мастера в селении Дизи, куда я спустился из альплагеря “Накра”. Мастер работал до этого в Ажарах и рассказал, что тогда перед выходом на перевал ажарский начальник милиции дал телеграмму начальству: “На перевале туристы ведут перестрелку с бандитами, просим подкреплений”. По тем послевоенным временам это было событием чрезвычайным, в селение ввели взвод автоматчиков и броневики, а сванам пообещали, что они будут выселены со своих мест в Казахстан. Когда же тела спустили, оказалось, что оба бандита были из Ажар – заведующий магазином и его брат. А перед нами разыграли спектакль, желая выяснить, кто убил их, и рассчитаться по сванским законам кровной мести. Была даже устроена засада на нас у Багатской скалы, но мы случайно проскочили это место раньше.

    После этого случая много лет через Клухорский перевал можно было ходить спокойно – местные жители знали, что альпинистов лучше не трогать.

    Фото: Клухорский перевал, вершина. Лето 1958
    Клухорский_перевал_3.jpg
     
    nestor, krampnitz, voxtel и 4 другим нравится это.
  2. Клемпнер Feldwebel

    Сообщения:
    201
    Симпатии:
    435
    Пулеметная позиция на Домбай-Ульген.Западнее Клухорского перевала. II1Vuu5gVxg.jpg
     
    nestor и krampnitz нравится это.
  3. Клемпнер Feldwebel

    Сообщения:
    201
    Симпатии:
    435
    Подпись на фото "Позиция нашего горного орудия южнее Клухорского ущелья.1942. nG1LL8asz3M.jpg
     
    krampnitz нравится это.
  4. Миро Schütze

    Сообщения:
    2
    Симпатии:
    5
    Вот интересно, какое КГБ в 48 году?
     
    sherman нравится это.