1. Администрация форума с радостью приветствует Вас и благодарит за проявленный интерес к нашему форуму. Здесь Вы найдете множество интересных разделов и тем. Для того, чтобы в полной мере увидеть их содержание, а также свободно общаться, создавать новые темы или отвечать в созданных - Вам необходимо зарегистрироваться на Форуме. Это займет совсем немного времени, и Вы сможете быть в курсе всей предоставляемой информации.

Психические травмы двух мировых войн

Тема в разделе "Курилка", создана пользователем A.T.F., 9 окт 2015.

  1. A.T.F. Schütze

    Сообщения:
    29
    Симпатии:
    74
    Ссылка видна только зарегистрированным пользователям
    Нейрофизиологи установили, что боевая нагрузка и стресс в течение нескольких месяцев в Афганистане вызвали необратимые изменения в нервной системе солдат. Связь между средним мозгом и префронтальной корой не восстановилась и два года спустя. Кадр из фильма Жана-Жака Анно «Враг у ворот», 2001 год
    Миф о том, что мужчина должен чувствовать себя на войне, как герой, был развеян уже в начале Первой Мировой: огромное количество солдат были психически травмированы ужасами ранений и смертей. Однако врачи тех лет воспринимали их как «убожеств» и трусов. История повторилась во время Второй мировой… ACCION_POSITIVA — о военных неврозах; по книге Джудит Херман «Травма и исцеление».
    Катастрофа Первой Мировой Войны вновь поставила общественное сознание лицом к лицу с психической травмой. Восемь миллионов было уничтожено за четыре года мясорубки, пали четыре империи и многие из «ценностей», на которых была построена западная цивилизация, были обращены в прах.

    В этой войне бесславно погибла иллюзия о том, что мужские честь и слава рождаются в битве. Мужские честь и слава были разбиты в окопах и в постоянном страхе уничтожения. Деморализация солдат очень скоро приняла пандемические размеры. Загнанные в траншеи, беззащитные перед артобстрелами и газовыми атаками, подверженные постоянной угрозе уничтожения, вынужденные быть свидетелями ранений, увечий и смертей товарищей и без надежды на спасение, слишком многие солдаты стали вести себя «как истерички». Кричали и безутешно рыдали, их парализовало и они не могли двигаться, теряли дар речи и не реагировали ни на какие внешние стимулы, подвергались амнезиям и теряли сенсорные способности.
    Власти пытались скрывать факт об огромном количестве психиатрических диагнозов (около 40% «ранений» среди британской армии пришлось на психические расстройства) и размещало этих солдат в военных госпиталях.Сами психиатрические диагнозы обосновывались физиологически: якобы это были следствия контузии от бомбежек. Был выработан и широко распространился термин «бомбовая травма», пущенный в ход британским психологом Чарльзом Майерсом. Однако, от этого термина вскоре пришлось отказаться, так как огромное число солдат с истерическими симптомами не были ни ранены, ни контужены. Пришлось признать, что дело в психической травме: истерические симптомы среди солдат-мужчин были напрямую связаны с продолжительной и постоянной угрозой их жизни, которую им было невозможно избежать.
    Когда не стало возможности отрицать наличие массивной психической травмы в войсках, внимание профессионалов и общественного мнения, как и в случае в истерическими пациентками-женщинами, немедленно обратилось к рассмотрению «морального облика» страдающих военным неврозом солдат. Господствовало мнение о том, что нормальный солдат должен чувствовать себя в бою как герой и не должен проявлять никаких эмоций. И, разумеется, нормальный солдат не может испытывать страх.
    Таким образом, солдат, у которого обнаруживались симптомы военного невроза, в лучшем случае рассматривался как конституционно низшее человеческое существо, а в худшем — как негодяй и трус. В медицинской среде той эпохи было в ходу определение «моральное убожество», которое и применялось в качестве диагноза к пациентам с симптомами военного невроза. В качестве лечения рекомендовалось жёсткое обращение с пациентами, основанное на угрозах и наказаниях. Британский психиатр Льюис Йелланд, автор изданного в 1918 г. труда «Истерические расстройства на войне», рекомендовал (и применял) лечение электрошоком двигательных параличей и сенсорных расстройств.
    Жестокое обращение пациенты заслуживали, по мнению Йелланда, «за свою подлость, леность и трусость»: один из пациентов, потерявший дар речи в результате острого военного невроза, был привязан к стулу и подвержен токовым ударам в области горла в течение нескольких часов непрерывно до тех пор, пока не заговорил. Йелланд сопровождал «лечебную процедуру» словами: «Ты должен вести себя как герой, как это от тебя требуется… Мужчина, побывавший в стольких боях, должен уметь контролировать себя».
    В противоположность «традиционалистам» от психиатрии, в «прогрессивной» медицине того времени преобладало мнение о том, что военный невроз являлся настоящим психическим расстройством, которому могли быть подвержены все без исключения, даже солдаты с самым высоким боевым духом. Сторонники такого либерального подхода к проблеме военного невроза отстаивали необходимость гуманного обращения с пациентами и лечения, основанного на принципах психоанализа. Наиболее выдающимся представителем этого течения в психиатрии был д-р Вильям Риверс, профессор нейрофизиологии, психологии и антропологии в Кэмбридже.
    Во время войны Риверс работал в шотландском госпитале Крейглокхардт и его самым знаменитым пациентом стал Зигфрид Сассун, британский военный поэт. Официально Сассун не был подвержен военному неврозу, хотя был «раздражителен, неспокоен, его мучали кошмары, и он был склонен компульсивно и безрассудно подвергать себя риску в бою». В 1917 г. Сассун присоединился к пацифистскому движению, отказался вернуться на фронт и опубликовал «Декларацию солдата»: " Эта декларация представляет собой сознательный вызов военной иерархии, так как я считаю, что эта бессмысленная война намеренно продолжается в интересах тех, кто имеет власть ее прекратить. Я — солдат. Я убежден, что действую в интересах солдат, и что эта война, в которую я верил как в дело защиты и освобождения, превратилась в захватническую агрессию… Я видел, как страдают солдаты, и страдал вместе с ними. Я не могу более принимать участие в этом и способствовать продлению страданий во имя злонамеренных и несправедливых целей" .
    «Декларация солдата» была приписана психическому коллапсу её автора, и Сассун был направлен на лечение в Крейглокхардт. Лечение, как и в военной психиатрии вообще, преследовало цель вернуть солдата в строй в кратчайшие сроки. Вильям Риверс не ставил под сомнение саму цель терапии, но в отношении своих пациентов применял метод «лечения разговором». Вместо унижений и наказаний, пациенты могли свободно рассказывать о том, что им пришлось пережить, и эти рассказы не расценивались как доказательства «немуженственности, лености и подлости».

    Терапия Риверса с точки зрения преследуемой цели — вернуть солдата в строй — оказалась успешной. Сассун вернулся на фронт, хотя его политические убеждения не изменились. Он сделал это из чувства верности товарищам, которые продолжали сражаться, чувства вины за свою персональную безопасность и чувства безнадежности в отношении своих одиночных протестов. Риверс же, со своей стороны, сформулировал два принципа, которые впоследствие были использованы американскими психиатрами во время Второй Мировой войны: во-первых, любой человек, независимо от личных качеств, может испытывать измененные состояния сознания под влиянием страха и во-вторых, этот страх может быть преодолен только чувством солдатской солидарности, которая оказалась сильнее, чем патриотизм, абстрактные принципы или ненависть к врагу.

    Сассун выжил в войне и, как всякий выживший, провел остаток жизни в битве с военным неврозом. Он писал и переписывал воспоминания о войне, стараясь сохранить память о погибших, и отстаивал дело пацифизма.

    Однако, по окончании войны интерес к психической травме быстро исчез. Хотя ветеранские госпитали были до отказа заполнены людьми со сложными психиатрическими диагнозами, само существование этих людей стало причиной стыда для общества, которое хотело только одного — забыть поскорее. Новые тексты, затрагивающие проблемы военного невроза появились только в 1939 году — это была работа американского психиатра Абрама Кардинера и антрополога Коры дю Буа «Индивид и общество», а затем книга Кардинера «Травматический военный невроз», опубликованная в 1941 году.

    Именно тогда были намечены основные линии травматического синдрома как он понимается сегодня. Заключения Кардинера во многом или полностью совпадают с формуловками Жане в отношении истерии. Фактически, Кардинер признавал в военном неврозе специфическую форму истерии, но понимал, что термин «истерия» из медицинского диагноза превратился в оскорбление, дискредитирущее пациента: он понимал, насколько удобно характеризовать психически травмированных людей как злонамеренных слабовольных индивидов с упорной склонностью к извращенности.

    С началом Второй Мировой войны задача скорейшего восстановления боеспособности личного состава возникла вновь, а значит, военный невроз и психическая травма опять оказались в центре внимания. Американские психиатры старались выяснить, какие факторы могли служить защитой от острой травмы и способствовать быстрому выздоровлению.
    Тезис Риверса о том, что лучшим защитным механизмом была эмоциональная связь между боевыми товарищами, был открыт вновь: был сформулирован принцип, согласно которому, постоянное во времени подвержение экстремальной опасности создавало экстремальную эмоциональную зависимость солдат в отношении своих товарищей и командиров. Таким образом, стратегия терапии базировалась на минимальном сроке пребывания солдат с психической травмой вне группы товарищей. Собственно медицинская практика представляла собой техники гипноза и «наркосинтеза» (применения амитала натрия) — способов быстрой индукции измененных состояний сознания с целью активации и вербализации травматических воспоминаний. Хотя военные психиатры многократно предупреждали о том, что сами по себе активация и вербализация травматических воспоминаний не могли привести к выздоровлению, эти предупреждения мало кого интересовали. 80% американских солдат, госпитализированных с психиатрическим диагнозом, были выписаны через неделю пребывания в госпитале и возвращены в армию, 30% из них вернулись на передовую. Судьба этих людей никого не интересовала, ни во время боевых действий, ни после их окончания, вне контекста острой симптоматики психической травмы. С окончанием войны исследования и терапия психической травмы вновь исчезли из врачебной практики.
    Как в случае истерии, так и в случае военного невроза, после первых моментов «растерянности», когда информация о не слишком приглядных сторонах общественно санкционированных и освященных практик стала достоянием гласности, консерватизм и реакция быстро перегруппировались, а их излюбленный метод — огульное отрицание, игнор, забвение — был применен в отношении военного невроза.
    Если в Первую Мировую войну он был предметом споров и дебатов, то во время Второй Мировой войны солдат просто «приводили в состояние функционального минимума» и возвращали на фронт, никаких разговоров о травмах, последствиях, причинах. Впоследствии, во время Вьетнамского конфликта не было даже этого: военные и врачи дружно делали вид, что американские солдаты «самые гуманные и высоко цивилизованные в мире», и что они защищают справедливость, пока группа ветеранов вьетнамской войны — в 1970г., точно как Сассун в 1917-ом, — не вернули свои награды и не предали гласности собственные — и чужие — преступления, совершенные во Вьетнаме.
    Эти ветераны организовали «группы критики», цель которых была не только в том, чтобы оказывать моральную поддержку друг другу, но и в том, чтобы сделать так, чтобы общество в очередной раз не смогло бы стигматизировать их, как нытиков и трусов, а затем благополучно забыть об их существовании. Общественное движение ветеранов — в середине 70-х гг. функционировали уже сотни «групп критики» — добилось открытия специальных центров психологической помощи и проведения научного исследования последствий военного невроза. В 1980 Американская Психиатрическая Ассоциация включила в DSM-III (Diagnistic and Statistic Manual of Mental Disorders) новую диагностическую категорию «пост-травматические стрессовые расстройства», которая практически во всем совпадала с описанным сорок лет назад «травматическим военным неврозом» Кардинера. Так много раз «забытая» и «вновь открытая» психическая травма наконец-то получила формальное признание в диагностическом каноне.Ссылка видна только зарегистрированным пользователям
     
    Gerda, Hellmann, Клемпнер и 5 другим нравится это.
  2. Gebirgsjäger 98 Feldwebel

    Сообщения:
    217
    Симпатии:
    2.119
    Совет от hochgebirgs.jpg
    Про психопатов на войне.
    «С виду это нормальные люди, и в общении они кажутся вполне нормальные,
    но те, кто с ним тесно жил знают, что они больные, полные психи».

    (из воспоминаний ветерана UA Army)
    Опрос ветеранов Второй мировой войны из боевых пехотных частей организованный в 1947 году американским генералом Маршаллом организовал с целью определить поведение солдата и офицера в реальных боевых действиях показал неожиданные на первый взгляд результаты.
    Менее 25% солдат и офицеров боевых пехотных частей армии США во время боя стреляли в сторону противника.
    Только 2% сознательно целились во врага.
    Аналогичная картина была и в ВВС:
    более 50% сбитых американскими летчиками самолетов противника приходилось на 1% летчиков.
    Выяснилось, что в тех видах боев, где противник воспринимается как человек и личность (это пехотные бои, авиационные дуэли истребителей и пр.), — армия неэффективна, и практически весь урон, причиняемый противнику,
    создается только 2% личного состава, а 98% не способны убивать.
    Совсем иная картина там, где во время боевых действий "не видно лицо противника". Эффективность тут на порядок выше, а максимум эффективности у бомбардировочной авиации, затем артиллерия и танки.
    Что касается боевых схваток пехоты «лицо в лицо», то их эффективность — самая низкая среди других родов войск.
    Причина — солдаты не могут убивать.
    Поскольку это — серьезнейший вопрос эффективности вооруженных сил, Пентагон подключил к исследованиям группу военных психологов. Выяснилось следующее.
    25% солдат и офицеров перед каждым боем мочатся или испражняются от страха. В качестве примера в документальном фильме «The Truth About Killing» приводятся воспоминания ветерана Второй мировой войны. Солдат-ветеран рассказывает, что перед первым боем в Германии обмочился, но его командир показал на себя, тоже обмоченного, и сказал, что это нормальное явление перед каждым боем: «Как только обмочусь, страх пропадает, и могу себя контролировать».
    Опросы показали, что это — массовое явление в армии. (В войне с Ираком около 25% солдат и офицеров США перед каждым боем мочились или испражнялись от страха).
    Примерно у 25% солдат и офицеров наступал временный паралич или руки, или указательного пальца. Причем, если он левша и должен стрелять левой рукой — то паралич касался левой руки. То есть, именно той руки и того пальца, которые нужны для стрельбы. После поражения Германии архивы Рейха показали, что эта же напасть преследовала и немецких солдат. На восточном фронте там была постоянная эпидемия «обморожения» руки или пальца, которыми надо было стрелять. Тоже около 25% состава.
    Американские психологи Свенг и Маршан, работавшие по заказу Пентагона, выяснили, что если боевое подразделение ведет непрерывно боевые действия в течение 60 дней, то 98% личного состава сходят с ума. Кем же являются оставшиеся 2%, которые в ходе боевых столкновений и есть главная боевая сила подразделения, ее герои? Психологи четко и аргументированно показывают, что эти 2% — психопаты. У этих 2% и до призыва в армию были серьезные проблемы с психикой.
    Суть американских исследований человека в том, что сама биология, сами инстинкты запрещают человеку убивать человека. И это было, вообще-то, известно давно. Например, в Речи Посполитой в XVII веке проводили подобные исследования. Полк солдат на стрельбище поразил в ходе проверки 500 мишеней. А потом в бою через несколько дней вся стрельба сего полка поразила только трех солдат противника.
    Человек биологически не может убивать человека. А психопаты, которые в войне составляют 2%, но являются 100% всей ударной силы армии в тесных боях, как сообщают психологи США, в гражданской жизни являются убийцами и, как правило, сидят в тюрьмах.
    Ветераны США Второй мировой и Вьетнама, Ирака, и российские ветераны войн в Афганистане и Чечне — все сходятся в одном мнении: если во взводе или в роте оказывался хоть один такой психопат — значит подразделение выживало. Если его не было — подразделение погибало. Такой психопат решал почти всегда боевую задачу всего подразделения.
    Например, один из ветеранов американской высадки во Франции рассказал, что один-единственный солдат решил весь успех боя: пока все прятались в укрытии на побережье, он забрался к немецкому доту, выпустил в его амбразуру рожок автомата, а потом забросал его гранатами, убив там всех. Затем перебежал ко второму доту, где, очевидно боясь смерти, ему — одному! — все сдались - тридцать немецких солдат дота…
    Ярость.jpg
     
    Последнее редактирование: 11 мар 2016
    Gerda, Walter Gross, Urban Mowgli и 4 другим нравится это.
  3. Эрменрих Schütze

    Сообщения:
    4
    Симпатии:
    11
    Адрес:
    Ростов-на-Дону
    Наверное поэтому некоторые люди не могут после войны найти место в мирной жизни и в конечном итоге оказываются в местах лишения свободы... подчеркиваю - некоторые, - ...это вероятно именно те "психи". В противном случае, учитывая процент людей, участвовавших (реально) в боевых действиях, преступников, либо лиц склонных к насильственным тяжким преступлениям было бы значительно больше...С уважением!
     
    Walter Gross, nestor и Hellmann нравится это.
  4. Тимофей-76 Gefreiter

    Сообщения:
    74
    Симпатии:
    93
    Трудно сказать.кто на войне лучше, дисциплинированный солдат имеющий хорошее образование без приводов в полицию.Либо бывший хулиган и вор.Думаю это зависит от личных качеств и психики каждого.Плюс общая психология нации.Среди американцев дегенератов и сегодня в разы больше чем в любой европейской стране.это плата за плавильный котёл и нравственные недуги в их стране.Если Русские всех били это вовсе не значит,что у нас психопатов больше ИМХО.
     
    Эрменрих и Walter Gross нравится это.
  5. Эрменрих Schütze

    Сообщения:
    4
    Симпатии:
    11
    Адрес:
    Ростов-на-Дону
    Согласен про пиндосов! Что касается за нас... если так задуматься, только 3а последние сто лет что мы пережили: первая мировая война, революция, гражданская война, раскулачивание, высылки и тд., великая Отечественная война, развал Союза и, как следствие резкое падение уровня жизни, потеря работы и иные социальные катаклизмы... локальные военные конфликты (русско-японскую, Чечню, Афган и т.д. я уже и не беру...). Поэтому у нас в генах по-моему иммунитет к внешним негативным факторам!
     
  6. Тимофей-76 Gefreiter

    Сообщения:
    74
    Симпатии:
    93
    Весь 20 век Русский народ подвергался эксплуатации.И на сегодня мрачная статистика такова.В коренных регионах от Архангельска до Воронежа,женщин детородного возраста всего 1.5 миллиона,это гибель нации.Большие города не дают качественный генофонд.Только деревня, а она сегодня из одних погостов и покосившихся изб(((
     
    Walter Gross нравится это.
  7. Эрменрих Schütze

    Сообщения:
    4
    Симпатии:
    11
    Адрес:
    Ростов-на-Дону
    Это да... раньше в семье было по 5-7 детей (в деревне), в городе 2-3 ребенка, и это было нормой... а сейчас женщины рожают одного, "чтоб было", в основном матери-одиночки, институт семьи разрушен. Я не говорю о "семьях", исповедующих политику т.н. "чайлдфри"... Все это не то что печально - страшно!!!
     
    Walter Gross и Тимофей-76 нравится это.
  8. Walter Gross SS-Obersturmführer

    Сообщения:
    268
    Симпатии:
    769
    Род занятий:
    Искатель
    Адрес:
    Кривой Рог
    Привет камрады!
    Расскажу вам свои наблюдения ...
    Знал одного пацанюру - ну был расп@здяй , что называется , приколист и заводила в компании ...
    Вернулся после Афгана - как зомби - пустой безразличный взгляд ... На вопросы отвечает механически... Моя реакция- больше не хотелось с ним общаться...
     
  9. Hellmann Admin Команда форума

    Сообщения:
    977
    Симпатии:
    3.409
    Ну тогда надо еще вспомнить и святую инквизицию, на чьей совести более 10 миллионов загубленных душ. Красивая - значит ведьма. В западной Европе тоже генофонд вычищен, будь здоров. Я жил в Германии, так там женщины сплошь страшные как ведьмы. Красивую редко увидишь.
     
    Walter Gross нравится это.
  10. Walter Gross SS-Obersturmführer

    Сообщения:
    268
    Симпатии:
    769
    Род занятий:
    Искатель
    Адрес:
    Кривой Рог
    Красивые обычно полукровки , а нация как-то не дюже.) В Испании тоже самое...
     
  11. Эрменрих Schütze

    Сообщения:
    4
    Симпатии:
    11
    Адрес:
    Ростов-на-Дону
    Да, немки какие-то неженственные, за исключением само-собой Клаудии Шиффер...
     
  12. Тимофей-76 Gefreiter

    Сообщения:
    74
    Симпатии:
    93
    Лучше-бы наши "наташи" были страшнее немок и всех остальных))) Как посмотришь с кем под руку ходят подташнивать начинает.
     
    Эрменрих и Walter Gross нравится это.
  13. Walter Gross SS-Obersturmführer

    Сообщения:
    268
    Симпатии:
    769
    Род занятий:
    Искатель
    Адрес:
    Кривой Рог
    То всё от отчаяния, в поисках лучшего уровня жизни ... Пусть им будет! Хотя имхо- это крайне редко.)