1. Администрация форума с радостью приветствует Вас и благодарит за проявленный интерес к нашему форуму. Здесь Вы найдете множество интересных разделов и тем. Для того, чтобы в полной мере увидеть их содержание, а также свободно общаться, создавать новые темы или отвечать в созданных - Вам необходимо зарегистрироваться на Форуме. Это займет совсем немного времени, и Вы сможете быть в курсе всей предоставляемой информации.

Подготовка разведчиков для действий в горах. /С.Монетчиков /

Тема в разделе "Горные стрелки", создана пользователем sherman, 28 мар 2016.

  1. sherman Stabsgefreiter

    Сообщения:
    119
    Симпатии:
    755
    Статьи Сергея Монетчикова (2011 и 2013 гг.):
    Подготовка разведчиков для действий в горах.
    Боевые действия разведчиков в горно-лесистой местности
    (Опыт, оплаченный кровью)

    Боевая подготовка разведчиков
    Характерной чертой боевых действий в горах является упорная борьба за дороги, сеть которых, особенно в высокогорных районах, крайне ограничена.
    Войска вынуждены двигаться по узким горным ущельям с многочисленными переправами через бурные реки; по извилистым, крутым вьючным и пешеходным тропам; через лесистые, скалистые и снежные перевалы; в бездорожье, по отрогам хребтов и через хребты.
    Перерезать эти пути, овладеть долиной или перевалом, по которым осуществляется подвоз и эвакуация, разрушить наиболее важные мосты через горные реки – значит поставить противника в тяжелое и подчас безвыходное положение.
    Но из этого нельзя сделать вывод, что бои в горах ведутся только за горные дороги. Наступающие войска захватывают командные высоты, выдвигаются на фланги важных в тактическом отношении теснин, очищают от врага горные хребты, проникают в тыл противника и перерезают важнейшие коммуникации.
    Как правило, оборона в горах строится по принципу обороны на широком фронте. Основу обороны составляют взводные и ротные опорные пункты, а также батальонные узлы сопротивления.
    Такое построение обороны способствует действиям мелких разведывательных подразделений в тылу противника, позволяя проникать в промежутки между опорными пунктами, выходить в тыл или на фланги противника.
    В период Великой Отечественной войны советские разведчики проводили в тыл противника подразделения и части, которые нависали над флангами врага, поражая его огнем или внезапной атакой и содействуя усилиям главных сил по разгрому противника.
    Бой в горах складывается из ряда частных боев, которые развертываются на всем участке наступления. Каждый из таких боев имеет определенную цель, которая тесно увязана с общей задачей и задачей соединения, планирующего и организующего бой.
    В связи с этим большое значение приобретают боевые действия мелких подразделений (отделение, взвод, рота, батальон).
    Инициатива, находчивость, смелость и дерзость офицеров и солдат этих подразделений позволяют им уничтожать значительно превосходящие по численности силы противника.
    Для успешного завершения наступления необходимо настойчиво и стремительно преследовать отходящего противника. Чтобы не дать противнику возможности оторваться от главных сил преследующих войск, последние высылают подвижные подразделения. Они двигаются по параллельным дорогам, отрогам гор, ущельям; выходят на пути отхода войск противника; на перевалах, в узких ущельях устраивают засады, вызывают искусственные камнепады и лавины. Таким образом противник задерживается, ему наносится урон в живой силе, а войска его деморализуются.
    Особенности горного рельефа
    Характеристика горного рельефа
    Горы могут представлять собой один мощный хребет с незначительными отрогами (Уральский хребет) или несколько хребтов, расположенных в разных направлениях (Альпы, Гималаи), а также комбинацию больших хребтов с отрогами и ряда менее мощных параллельных хребтов (Кавказ, Карпаты и т.д.)
    1. Зона предгорий – от первых отдельных холмов до последних горных перевалов, по которым возможно движение колесного транспорта.
    2. Горная зона – от горных перевалов, по которым возможно движение колесного транспорта, до снеговой линии. Эта зона допускает движение вьючного транспорта по тропам, а иногда и без троп.
    3. Высокогорная зона – от снеговой линии и выше, вплоть до самых высоких вершин района.
    Вершина – отдельное, небольшое по протяженности, но достаточно резкое возвышение, возникшее в результате расчленения гор.
    Особенности горного климата
    Климат в горах значительно отличается от климата равнин. В горах в течение одних суток на одной и той же высоте температура может резко изменяться. Особенно сильное похолодание наступает после захода солнца и при облачности. Зимой суточная смена температур еще резче. В ясную погоду солнечный свет вызывает ожоги и временное ослепление, эта опасность не исключается и при тумане в дневное время.
    Гроза. Признак приближения грозы – появление рано утром облаков с башенками и затем их исчезновение. За 3–4 часа до грозы появляется масса кучевых облаков.
    Наибольшая опасность во время грозы – поражение молнией, что может произойти при движении по гребню. Поэтому перед началом грозы нужно сойти с гребня и прекратить движение. При этом нельзя располагаться под нависающими над склоном выступами или под одиночными деревьями. Остановившись, нужно отложить в сторону на 20–30 м все металлические предметы. Если же остановка сделана на сложном участке маршрута, где отнести металлические предметы в сторону нельзя, то можно опустить их на веревке или репшнуре вниз по склону. При этом их нужно прочно закрепить к веревке.
    При необходимости продолжать движение нужно выбрать путь по снежному или ледовому склону (избегая скальных гребней), если даже этот путь будет значительно сложнее пути по гребню.
    При этом решение на продолжение движения во время грозы может быть принято командиром только в исключительных случаях, как, например, в случае угрозы противника или при необходимости срочно выполнить задание.
    Дождь. Непосредственной опасности дождь не представляет, кроме неприятности промокнуть и связанной с этим опасностью обморожения при понижении температуры. Но в то же время дождь создает серьезные препятствия для движения. Травянистые склоны и скалы становятся скользкими, и передвигаться по ним нужно с большой осторожностью, применяя специальные предметы снаряжения (ледоруб, кошки).
    Буря. В высокогорных районах буря вызывает значительное понижение температуры. Бури иногда сопровождаются метелями, которые полностью исключают возможность передвижения в горах. Опасны также последствия бурь. Во время бурь, а также после окончания бури часто бывают крупные камнепады и лавины. К тому же сильный ветер забивает снегом все выступы на скалах, что в значительной степени затрудняет движение.
    Снегопад затрудняет выбор пути при движении по сложным участкам маршрута. На ледниках снег заносит трещины, увеличивая опасность попадания в них передвигающихся в горах людей. Снегопад значительно уменьшает видимость и ухудшает ориентировку, по окончании его возможны лавины. Летом снегопады в горах непродолжительны, тогда как зимой они нередко длятся несколько дней. Горные дороги и тропы после снегопада, и особенно после последующего таяния выпавшего снега, становятся труднопроходимыми.
    Туман. Туман бывает различной плотности, он находится в движении или висит сплошной пеленой. Туман искажает очертания видимых предметов и расстояние до них, крайне затрудняя ориентировку. В тумане можно двигаться по компасу и карте только по безопасному и известному маршруту. Во всех других случаях движение при плотном тумане должно быть прекращено. При крайней необходимости дальнейшего продвижения по сложному маршруту нужно принимать все меры, которые гарантировали бы от возникновения серьезных опасностей.
    Все метеорологические явления служат серьезным препятствием для движения в горах, но в то же время они могут обеспечить надежную маскировку при продвижении через передний край обороны противника или в его тылу. Поэтому необходимо тренировать разведчиков совершать марши в горах в тумане, при снегопаде и в дождь, а также ночью, но при этом должны быть приняты эффективные меры для обеспечения безопасности.
    Ко второй группе природных явлений в горах относятся явления, связанные с рельефом гор: снежные лавины, камнепады, горные обвалы и т.п.
    Снежные лавины. Массы снега, выпадая на горные склоны, удерживаются на них вследствие сцепления снежного пласта с грунтом или слоями снега, фирна или льда, лежащими под свежим, только что выпавшим снегом. Сила сцепления этих слоев тем больше, чем больше неровностей на нижележащем слое и чем меньше крутизна склона. Сухой снег, выпавший на ровный крутой склон, не обеспечивает достаточного сцепления с нижележащим слоем, и пласт выпавшего снега может прийти в движение. Так образуется лавина, которая со все нарастающей скоростью устремляется вниз по склону, сметая все на своем пути. Нередки случаи, когда лавины сметали большие участки леса, целые селения, принося большой вред. Лавины могут серьезно угрожать и войскам, передвигающимся в горах.
    Образование лавин зависит от характера склона, состояния снега, крутизны склона, погоды и времени года. Лавины бывают из сухого и мокрого снега. Первые встречаются чаще и обладают огромной разрушительной силой.
    Лавиноопасными являются склоны с крутизной более 20°; на склонах меньшей крутизны лавины образуются очень редко.
    Если склон покрыт выступающими группами скал, деревьями, кустарником, террасами или поперечными тропинками, то он менее опасен даже при большой крутизне.
    Лавины опасны не только тем, что они сметают с горных склонов все лежащее на их пути. Они также разрушают дороги на дне ущелий; обрушившиеся массы снега могут запрудить горную реку и прервать всякое движение по дороге. Когда же запруда прорвется скопившейся массой воды, то водяной вал, устремляясь вниз по ущелью, разрушает дороги, мосты и строения, расположенные в ущелье.
    Огромная разрушительная сила лавин может быть использована как средство борьбы с врагом.
    В истории военного искусства неоднократно искусственно вызванными лавинами наносился большой урон противнику.
    Причиной срыва лавин с горных склонов может быть сравнительно небольшой толчок – ветер, сорвавшийся камень, кусок снега, фирна или льда; пробежавшее животное, прошедшая группа людей (подрезавших пласт снега), прошедший дождь или снег. Наибольшая опасность образования лавин бывает в первые 2–3 дня после прошедших снегопадов.
    При неизбежности перехода по лавиноопасному склону значительной протяженности, его нужно преодолевать следующим образом: бойца, проходящего через лавиноопасный склон, нужно снабжать цветным шнуром длиной 25–30 м. Этот шнур одним концом привязывается к передвигающемуся и тянется за ним. Если человек попадет в лавину, конец шнура остается на ее поверхности. Это позволяет найти место, где засыпан сорванный лавиной, чтобы оказать ему своевременную помощь.
    В лавине из мокрого снега основная опасность заключается в том, что массы тяжелого сырого снега, особенно при остановке лавины, сильно уплотняются и могут раздавить человека, попавшего в лавину.
    Ледовые обвалы. В результате резких изменений температуры, сильных постоянных ветров и атмосферных осадков на ледниках в местах ледопадов или на крутых ледовых склонах с нависающими ледовыми глыбами образуются ледовые обвалы.
    Предусмотреть время падения ледовых глыб невозможно, но, как правило, наиболее безопасное время для прохождения мест, опасных в этом отношении,– раннее утро, когда замерзшая в трещинах ледника вода удерживает отдельные малоустойчивые глыбы от падения.
    Камнепады. В результате разрушения горных пород, составляющих скалы, образуются камнепады. Чем менее прочны горные породы, тем мощнее и чаще камнепады.
    Причиной образования камнепада может быть падение отдельного скального обломка, который срывает за собой множество других. В результате происходит каменный обвал, который устремляется вниз по склону или кулуару. Срыв обломка может произойти по различным причинам. Так, например, расширение замерзшей воды в промежутке между отколовшимся куском и скальным массивом может вывести глыбу из равновесия, и она сорвется со склона.
    Это происходит обычно после заката солнца, вслед за понижением температуры и замерзанием воды в трещинах скал. Но возможны случаи, когда замерзшая вода вывела отколовшуюся глыбу из равновесия, но сила сцепления льда со скальным массивом еще удерживает ее от падения. После восхода солнца лед растает, и эта глыба сорвется со склона (это чаще всего бывает через два-три часа после восхода солнца). Она увлечет за собой все непрочно лежащие на ее пути обломки и мощной каменной лавиной устремится вниз по склону. Встретив на своем пути желоб или кулуар, лавина побежит по ним, как по руслу. Поэтому на ровных скальных склонах или стенах, как правило, происходит падение отдельных камней или мелких камнепадов; склоны же, пересеченные кулуарами и желобами, опасны крупными камнепадами и каменными обвалами.
    Внешними признаками склонов, опасных в отношении камнепадов, являются: свежие места изломов на скалах, выделяющиеся более светлой окраской; светлые скалы с заметными бороздами и налетом светлой пыли, темные борозды в снежных желобах, на фирновых или снежных склонах.
    Пересекать участки скальных склонов, опасные в отношении камнепадов, нужно по одному. Идущий впереди солдат двигается, имея надежную страховку, другой внимательно и безотрывно наблюдает за вышележащим склоном и предупреждает идущего в случае появления опасности камнепада или падения отдельных камней. Тогда идущий быстро принимает решение – вернуться или быстрее пройти данный участок.
    При движении группы солдат по сильно разрушенным скалам или их обломкам (осыпям) необходимо соблюдать большую осторожность. Нельзя допускать того, чтобы разведчики, идущие выше, задевали неустойчиво лежащие на склоне камни или наступали на них.
    При срыве камня солдаты, идущие выше, спокойным голосом подают сигнал «камень», чем предупреждают остальных о возможной опасности.
    По этому сигналу солдаты, идущие ниже, взглянув вверх, определяют направление полета камня (или нескольких камней), и тот солдат, который окажется на пути летящего камня, быстро, без сутолоки отходит в сторону.
    Для разведчика падение отдельных камней и камнепады могут служить сигналом о наличии противника на вышележащем склоне. Поэтому разведчики при передвижении в горах должны особенно осторожно и внимательно относиться к этому и ни в коем случае не допускать сбрасывания камней, что может их выдать противнику.
    Большую разрушительную силу камнепадов иногда используют как средство борьбы с противником.
    Так, во время боев за Кавказ наша разведывательная группа под командованием капитана Гусева проникла в тыл немцев (район Клухорского перевала) и подрывом скального выступа вызвала мощный камнепад. Эта каменная лавина, развив огромную скорость при падении, врезалась в расположение немцев и нанесла им большие потери.
    Чтобы изменившиеся условия погоды не застали разведчиков врасплох, необходимо знать основные признаки улучшения и ухудшения погоды в горах.
    Общие признаки ухудшения погоды: венец вокруг луны, заметное мерцание звезд к утру, алая утренняя заря, понижение температуры воздуха в утренние часы, затуманенное солнце; ветры, дующие ночью из долин в горы, а днем – с гор в долины.
    Признаки улучшения погоды: алая вечерняя заря, понижение температуры в ущельях в вечерние часы, вечерний туман в ущельях, безветрие, ясное небо, утренняя роса, покрытые дымкой вершины, холодные ночи в ущельях.
    Все природные явления, которые могут встретиться в горах, опасны только для того, кто не знает, когда и откуда они могут появиться. Отличное знание гор и приемов передвижения по ним помогает разведчику успешно бороться со всеми трудностями и опасностями.
    Характер горных дорог
    Сложность горного рельефа влияет на характер дорожной сети.
    В предгорьях дороги часто пересекают отроги хребтов небольшой высоты и незначительной крутизны склонов. По мере углубления в горы высота хребтов становится все больше, а крутизна склонов увеличивается, вследствие чего изменяется и сеть дорог.
    Широкие благоустроенные дороги, проходящие через отроги хребтов в предгорьях, уступают место дорогам узким и мало приспособленным для движения колесного транспорта. При дальнейшем повышении хребтов эти малоудобные дороги сменяются вьючными и пешеходными тропами.
    Основные пути в горах в виде хороших шоссе идут глубокими горными долинами по берегам рек и широким участкам горных ущелий или вьются по карнизам, вырубленным в крутых скальных склонах. В узких горных ущельях (теснинах), где дороги проложены по скальным стенкам, проезд автомашин или других средств передвижения возможен только в одном направлении. Это сильно ограничивает скорость движения транспорта, что затрудняет переброску войск и боевой техники, а также обеспечение их боеприпасами и продовольствием.
    При разрушении горной дороги движение по ней останавливается, так как объезд разрушенного участка часто бывает невозможен.
    Мосты и узкие участки горных дорог привлекают внимание противника, и он стремится в боевой обстановке разрушить их. Поэтому принимаются все возможные меры к охране подобных участков дорог.
    Наличие в горах изолированных друг от друга ущелий (особенно в высокогорной зоне), связанных между собой лишь редкими горными тропами, сообщение по которым значительно затруднено, требует самостоятельных действий отдельных частей и подразделений.
    Говоря об ограниченности дорог в высокогорной зоне, нужно понимать, что труднодоступные участки местности не могут являться достаточно надежным естественным прикрытием. Это подтверждается некоторыми примерами.
    На Кавказском фронте в 1916 году ударная группа русских войск, состоявшая из двух корпусов, наступала на селение Кеприкей по труднодоступному хребту Палантекен. Русские войска воспользовались упущением турок, которые считали данное направление непроходимым для крупных соединений и поэтому не укрепили его.
    В условиях 20-градусного мороза, на высоте 3000 м, двигаясь по пояс в снегу, русские войска со значительным количеством артиллерии внезапно обрушились на турок и, прорвав их оборону, открыли путь на Эрзерум.
    Во время Великой Отечественной войны немецким войскам удалось ценой больших потерь прорваться через Клухорский перевал Главного Кавказского хребта. Немцы считали операцию законченной, так как контрнаступления Красной Армии в сложных условиях высокогорья они не ожидали. Однако наши части, несмотря на чрезвычайно сложные условия рельефа, сумели подготовить мощный удар по противнику и, нанеся большие потери врагу, отбросили его.
    Следовательно, ограниченность дорог и сложность рельефа в высокогорной зоне не исключают проведения боевых действий, но требуют серьезной подготовки войск, предназначенных для таких операций.
    В годы войны хорошо подготовленные разведывательные подразделения ходили на выполнение заданий по сложным маршрутам и добивались успехов. Так, например, одна из наших разведывательных групп обошла перевал Бечо, тщательно охраняемый противником, через «забытый» и труднопреодолимый перевал Ах-Су и вышла в ущелье реки Баксан, захватила в плен двух немецких полицейских, охранявших шоссе Нальчик – Эльбрус, навела панику на немецкий гарнизон Баксанского ущелья и без потерь возвратилась в свою часть.
    Приведенные примеры показывают, что разведчики в горах должны действовать смело и внезапно, выбирать наиболее сложные маршруты, обеспечивающие скрытность движения и внезапность удара по врагу.
    Дерзость и риск должны сочетаться с хорошим знанием противника, правильной оценкой обстановки, высокой бдительностью и с отличным овладением приемами передвижения по сложному горному рельефу.
    Разведчикам необходимо избегать горные тропы и дороги, известные противнику, выбирать для движения крутые склоны, труднопроходимые ущелья, ручьи и лесные массивы. Разведывательные подразделения должны укомплектовываться физически выносливыми, натренированными в горных условиях солдатами. Лучше всего подбирать в разведку жителей горных районов или спортсменов-альпинистов, имеющих большой опыт передвижений в горах.
    Фото
    из архива
    автора 2010040603 (1).jpg 2013020703.jpg

    Оборона же в горах, как правило, строится по принципу обороны на широком фронте. Основу обороны составляют взводные и ротные опорные пункты, а также батальонные узлы сопротивления. Такое построение обороны способствует действиям мелких разведывательных подразделений в тылу противника, позволяя проникать в промежутки между опорными пунктами, выходить в тыл или на фланги противника.
    В период Великой Отечественной войны советские войсковые разведчики проводили в тыл противника подразделения и части, которые нависали над флангами врага, поражая его огнем или внезапной атакой и содействуя усилиям главных сил по разгрому противника. Достижению успеха в значительной степени способствовали мелкие группы автоматчиков, которые просачивались в тыл обороняющегося. Передвигаясь от одного укрытия к другому и ведя огонь, они создавали у противника впечатление, что в его тылу действуют значительные силы наступающих. Это резко снижало обороноспособность противника и создавало панику в его рядах.
    Бой в горах складывался из ряда частных боев, которые развертывались на всем участке обороны или наступления. Каждый из таких боев имел определенную цель, которая тесно была увязана с общей задачей и задачей соединения, планирующего и организующего бой.
    В связи с этим большое значение приобрели боевые действия мелких подразделений (отделение, взвод, рота, батальон). Инициатива, находчивость, смелость и дерзость офицеров и солдат этих подразделений позволили советским войскам уничтожать значительно превосходящие по численности силы противника.
    В 1942 году одновременно с наступлением на Сталинград немецкое командование бросило крупные силы и для захвата Кавказа.
    Противник создал здесь значительное превосходство в силах и средствах над нашими войсками. Достаточно сказать, что на отдельных этапах в полосе действий 12-й общевойсковой армии, немцы создали общее превосходство в силах: по пехоте — в четыре раза, в танках — абсолютное, в артиллерии и минометах — десятикратное. Наступление поддерживалось крупными силами авиации (трех — пятикратное превосходство). Учитывая это обстоятельство, Ставка Верховного главнокомандования 10 августа указала командующему Северо-Кавказским фронтом Маршалу Советского Союза С. М. Буденному: «В связи с создавшейся обстановкой самым основным и опасным для Северо-Кавказского фронта и Черноморского побережья в данный момент является направление от Майкопа на Туапсе».
    Когда немецким войскам удалось прорваться непосредственно в предгорья и на перевалы Главного Кавказского хребта, в горах изменилась и их тактика наступательных действий в сравнении с равнинными условиями. Наступление механизированными колоннами в условиях горно-лесистой местности было практически невозможно. Немцы, подойдя к рубежу, занятому советскими войсками, останавливали колонны и организовывали оборону, а танки использовали в качестве подвижных и неподвижных огневых точек. После организации обороны они бросали в бой специальные альпийские отряды, которые по горным дорожкам и тропам проникали в глубь гор, захватывали выгодные высоты, закреплялись на них и, дождавшись подхода главных сил, вновь продвигались вперед. Кроме того, большие надежды фашистское командование возлагало на авиацию. Летом и осенью 1942 года, в ходе боевых действий на Кавказе, немцы имели значительное превосходство в авиации, их самолеты днем буквально парализовали движение советских войск по основной дороге Майкоп — Хадыженская — Туапсе. Одна и та же группа пикировщиков делала по нескольку заходов на один и тот же объект, воздействуя морально на наши войска, находящиеся в обороне.
    Особенно тяжелые бои наши войска вели за господствующие высоты и коммуникации, игравшие исключительно важную роль в обороне, прикрывавшие туапсинское направление.
    25 сентября 1942 года, после двухдневной мощной авиационной бомбардировки силами 4-го авиационного корпуса люфтваффе, в направлении Туапсе, 17-я немецкая армия, усиленная двумя немецкими и двумя румынскими пехотными дивизиями, а также горнострелковыми частями, объединенными в дивизионную группу под командованием генерала Ланца, перешла в наступление против войск советской Черноморской группы (состоявшей из 18-й армии, 47-й армии и 56-й армии). Через 5 дней тяжелых боев немецко-румынским войскам удалось прорвать на некоторых участках оборону 18-й и 56-й армий. Над Туапсе нависла угроза захвата. 4 октября Ставка Верховного главнокомандования отдала приказ войскам Черноморской группы нанести контрудары из района Рожет, Маратуки в направлении на Красное Кладбище и из района Белой Глины на Первомайский и Хадыженскую. Сложилось очень тяжелое положение, когда немцам удалось захватить господствующие на туапсинском направлении горы Оплепен, Гунай, Гейман и выйти в долину реки Гунайка. Немецкие войска угрожали выходом к ключевой горе Индюк и прорывом непосредственно на подступы к Туапсе. К середине октября, когда немцы продвинулись еще на ряде участков и вышли непосредственно к горе Индюк, захватив поселок Шаумян, от которых до Туапсе оставалось всего лишь 30–35 километров, германское командование было уже полностью уверено в успехе прорыва к Черноморскому побережью в районе Туапсе. Поэтому 16 октября 1942 года в журнале боевых действий группы армий «А» появляется запись: «Сопротивление противника в районе Туапсе, ставшее в последние дни заметно слабее, позволяет сделать вывод, что силы сопротивления русских сильно надломлены нашим непрерывным наступлением, а также эффективной поддержкой авиации». 25 октября 1-я танковая армия вермахта перешла в наступление в направлении Нальчика. Прорвав слабую оборону советской 37-й армии, немецкие войска 27 октября захватили Нальчик, 2 ноября — Гизель. В этом районе немецкое командование сосредоточило большие танковые силы, пытаясь расширить прорыв, однако успеха не достигло. 5 ноября советским войскам удалось остановить продвижение противника. Была сорвана последняя попытка немецко-румынских войск прорваться к Грозненскому и Бакинскому нефтяным районам и в Закавказье. Подтянув резервы, 17-я немецкая армия попыталась прорваться к Туапсе и в середине ноября вновь перешла в наступление. Немецко-румынские войска вклинились в оборону 18-й армии на глубину до 8 километров, однако их силы достаточно быстро иссякли. Немцам не суждено было добиться быстрого и легкого успеха на Кавказе. Поэтому командование группы армий «А» отдало приказ перейти к обороне на всем фронте Черноморской группы войск.
    Советскими войсками были приняты меры и по устройству заграждений на важнейших перевальных маршрутах, выводящих к побережью Черного моря. Были заняты и прочно оборонялись проходы и перевалы на всех горных хребтах, населенные пункты в долинах, взорваны или подготовлены к взрыву и завалам мосты, дороги, горные проходы и перевалы. На Военно-Осетинской и Военно-Грузинской дорогах начались работы по подготовке обрушения скал, разрушения дорог и их затопления. При этом подобные взрывы, минирование и устройство завалов производились не на отдельных участках или в нескольких местах, а на протяжении десятков километров. В различных дефиле, на перекрестках дорог и горных троп, в ущельях, теснинах наши войска сооружали заграждения, прикрывали их мощным огнем. Наряду с системой заграждений, вдоль дорог строилась система оборонительных сооружений — узлов обороны, опорных пунктов, дотов и дзотов, окопов и противотанковых рвов. На основных направлениях и дорогах создавались комендатуры, имевшие резервы саперных сил, средств и снабженные радиостанциями. Советским войскам удалось противопоставить новой тактике германского командования свою тактику, и они также стали действовать мелкими группами. Для противодействия обходам противника формировались специальные отряды силой до роты с саперным отделением, которые выдвигались на возможные направления обходного маневра. С этой же целью подрывались тропы, которые не прикрывались войсками. Срочно создавались отдельные горнострелковые отряды, каждый в составе роты — батальона. Эти отряды, куда входили альпинисты-инструкторы, направлялись на самые труднодоступные участки. Все решительнее и более чувствительные удары начала наносить советская авиация. Большую помощь войскам оказали в разгроме врага партизаны.
    Не только в 56-й армии, корпусах и дивизиях, но и в каждом стрелковом полку, учитывая особенности горного театра военных действий, были созданы отряды для выполнения заданий в тылу врага. Разведчикам ставилась общая задача: проникать в тылы, громить штабы, захватывать пленных, уничтожать живую силу и технику противника, наводить панику, громить колонны и обозы. При этом разведчики помнили простой закон горной войны: как правило, в разведке важны не столько силы разведчиков, сколько решительность и стремительность их действий, ошеломляющих врага, который не в состоянии быстро определить силы и состав атакующих разведчиков. Таких примеров было много.
    В начале октября 1942 года на туапсинском направлении фашистские войска захватили крупный населенный пункт — поселок Куринская. Рота разведчиков 32-й гвардейской дивизии, оборонявшейся на этом направлении, в первую же ночь по приказу командира дивизии предприняла ночную атаку. Атака была настолько внезапна и ошеломляюща, а действия разведчиков были такими дерзкими, что застигнутые врасплох значительно превосходящие силы немецко-фашистских захватчиков не смогли противостоять натиску разведчиков. Гитлеровцы в панике бежали, оставив на поле боя свыше 20 убитых солдат и офицеров, различное вооружение. Поселок Куринская был освобожден, а продвижение противника на этом направлении остановлено.
    Но подобные примеры все-таки скорее были исключением из правил, чем правилом, когда у советского командования не было другого выхода, как бросить на разгром врага свои разведывательные подразделения. Основные же силы войсковых разведчиков, частей и соединений, как и созданные дополнительно специальные отряды в армиях Северо-Кавказского фронта, всю вторую половину 1942 года и почти весь 1943 год действовали в лесистых горах и предгорьях Кавказа за передним краем врага, в его тактическом и даже оперативном тылу.
    Особенно много смелых рейдов в тыл врага было совершено разведчиками этих армий северо-восточнее Туапсе, в районах, прилегающих к единственной здесь в то время шоссейной дороге, проходящей из Туапсе в направлении станицы Хадыженская и города Майкопа.
    Условия горно-лесистой местности обеспечивали большой группе разведчиков возможность прохода через передний край в тыл противника, тем более что эти же условия местности не давали врагу возможности создать сплошной фронт обороны. Через участки, не занятые противником, по различным горным тропам, а иногда и там, где ступал только зверь, разведчики проникали незаметно для врага в его тыл. Это, пожалуй, и было главным в деятельности войсковой разведки. Найти удобный участок, а скорее, маршрут для прохода через передний край незаметно для противника — значит обеспечить наверняка успех поиска или засады. В лесистых горах противнику было трудно выследить сравнительно небольшую разведывательно-диверсионную группу, а еще труднее преследовать ее без дорог, не имея представления, в каком направлении она будет отходить. Изменить направление движения разведчики считали своим первым и наиболее верным тактическим приемом. Враг сразу же терял их. Ну а если смена направления не представлялось возможной из-за внезапности действий противника или из-за условий местности, разведчики, как правило, устраивали засады, ловушки. Противник, преследующий разведчиков, был вынужден сам, попав в засаду, переходить от преследования к обороне и терять, таким образом, инициативу в действиях, неся при этом большие потери.
    В горно-лесистой местности тактика разведки имела свои особенности. Одна из особенностей действий войсковой разведки в горно-лесистой местности, и притом очень важная, — внезапность действий. Разведчики должны неожиданно и быстро появляться, нанося удар по врагу, внезапно выходить из боя, бесследно исчезая среди лесов и гор. А для этого разведчики должны иметь легкое и в то же время мощное вооружение, соответствующую организационную структуру разведывательной группы или отряда, позволяющую совершать быстрый маневр.
    Особенно тщательно должен быть разработан план действий разведывательной группы или отряда, до мельчайших подробностей учтены все особенности местности, определены характерные по пути движения рубежи, которые могут способствовать или, наоборот, создавать дополнительные трудности и ухудшать условия для разведки. Каждый вариант действий надо тщательно проработать на местности, подобной той, на которой этот вариант планируется осуществить, а каждый разведчик, тем более группа или подгруппа, должен получить и четко знать свои задачи и обязанности. Управление группой или отрядом разрабатывается до мельчайших подробностей.
    Примером может послужить ликвидация советскими войсковыми разведчиками станции наведения люфтваффе. В начале сентября 1942 года штабу 12-й Армии стало известно о том, что на горе Гунай, в 40–50 километрах северо-восточнее Туапсе, размещена станция наведения немецкой авиации. Гора Гунай господствовала над окружающей местностью и позволяла контролировать не только наш передний край, но и 10–15 километров в глубину советской обороны. Вывести из строя эту станцию наведения значило прервать на несколько дней действия вражеской авиации или значительно парализовать их и тем самым обеспечить более быструю переброску наших резервов и материальных припасов по Майкопскому шоссе, которое днем практически не использовалось: немецкая авиация буквально висела над ним, подвергая бомбардировкам даже отдельные машины и повозки. Разгромить эту станцию на горе Гунай, захватить пленных и средства радиотехники и поручили нашим разведчикам.
    Несколько дней разведчики разрабатывали план налета и вели подготовку к его осуществлению. Просматривались возможные варианты маршрутов движения, пути подхода к командному пункту станции, изучалась, правда, по скудным данным, система его охраны. Со слов местных жителей на карты были нанесены по всему большому району, прилегающему к горе Гунай, пешеходные горные тропы, характерные рубежи местности, маршруты, по которым можно пробраться только с помощью альпинистских средств. Были изучены и нанесены на карты все рубежи, населенные пункты, различные объекты, занятые противником, маршруты движения войск противника — автомобильные, горно-вьючные и пешеходные дороги и тропы, все участки, где только могли оказаться немецкие солдаты, повозки, машины, колонны войск.
    Одной из забот советских командиров стали экипировка и вооружение разведчиков. Задача и обстановка диктовали вооружить разведчиков легко, чтобы они были подвижны, и вместе с тем основательно, чтобы не только вступить в огневой контакт, но и выдержать жестокие схватки с врагом, нанеся ему серьезные потери. Своеобразие состояло в том, что требовалось только ручное автоматическое оружие для отражения вражеских атак, на что разведчики меньше всего рассчитывали, придерживаясь обычной тактики — не ввязываться в затяжные бои, и они всегда брали с собой несколько ручных пулеметов. Но в атаке самих разведчиков при налете на объект должно быть столько огня, чтобы самый опытный враг был ошеломлен, не смог бы оказать малейшего сопротивления. Поэтому разведчики были вооружены в основном автоматами и пистолетами. На весь разведотряд, насчитывавший свыше ста человек, имелось всего лишь три ручных пулемета ДП. Интересно, что в расчет ручных пулеметов входило по пять — шесть человек. В горных условиях они были так же подвижны, как и автоматчики, так как, имея на вооружении лишь пистолеты, могли за счет облегчения собственного вооружения нести в вещевых мешках по 3–4 дисковых магазина с патронами и таким образом обеспечить работу пулеметов на длительное время.
    Все разведчики имели по одной — две ручной гранате. Один — два бойца в отделении были вооружены ручными противотанковыми гранатами. Часть разведчиков несла альпинистское снаряжение. На каждый взвод был выдан карманный электрический фонарик для сигнализации и освещения местности на случай, если придется двигаться ночью. Разведчики получили маскировочные халаты. Сапоги заменили горными ботинками. Несколько разведчиков научились подражать звукам птиц, чтобы подавать различные сигналы. Из местного населения подобрали двух надежных проводников, отлично знавших местность.
    В головном дозоре всю ночь шли командир разведотряда и его заместитель, меняя друг друга. А к рассвету отряд вышел к подножию горы Гунай и развернулся в боевой порядок. Сразу же была организована круговая оборона. Каждый взвод получил боевую задачу на случай, если отряд будет атакован противником.
    У подножия горы отряд задержался на полтора — два часа. За это время были разведаны юго-западные склоны горы, подступы к станции наведения. Необходимо было изучить систему охраны лагеря противника; установить пути, по которым немцы сообщались со своими тылами, чтобы понять, что же представляет собой этот пункт наведения, помогающий фашистской авиации ориентироваться в горах и причинять нашим войскам так много вреда.
    Когда разведка лагеря врага была закончена, командир отряда принял окончательное решение. Разведывательный отряд был разделен для нападения на две группы, с тем чтобы атаковать одновременно с запада и юго-востока: с запада — вдоль дороги, откуда немцы могли ждать только своих; с юго-востока — откуда нельзя было вообще ждать человека, поскольку там были густые лесные заросли колючего кустарника, казавшиеся непроходимыми.
    Группа, вышедшая на западные скаты высоты, перерезала дорогу. На тактически выгодном рубеже, позволявшем контролировать дорогу на 500–700 метров в сторону тыла противника, разведчики установили два ручных пулемета. Вместе с пулеметчиками залегло до десятка бойцов с автоматами. Приготовили к бою гранаты. Основная же часть группы разведчиков двинулась к вражескому лагерю по лесной горной дорожке. Отделение, шедшее в дозоре, получило задачу бесшумно снять часовых, охранявших подступы к станции наведения.
    К восьми часам утра эту задачу отлично выполнило отделение сержанта Бобкова. Заметив патрулирующих по дороге двух вражеских часовых, разведчики залегли, подпустили их в свое расположение и бесшумно покончили с немцами: одного забрали в плен, другого, пытавшегося сопротивляться, пришлось уничтожить.
    Часам к девяти утра обе группы разведотряда сосредоточились на опушке лесной поляны рядом с большими штабными палатками медицинского типа. На поляне было установлено большое антенное поле, паутина проводов, тут и там повозки, лошади. Ничего не подозревая, немецкие офицеры завтракали. Повара и официантки в белых халатах на сверкающих в лучах солнца подносах разносили чай. Немецкий штаб напоминал туристскую базу. Все было спокойно. Фашисты не могли и подумать, что часовых на дороге, ведущей к станции наведения, уже не было.
    Несколько минут войсковые разведчики наблюдали вокруг. Потом со всех сторон подошли вплотную к палаткам. Команда — красная ракета, выпущенная командиром в центр поляны. В те же секунды десятки противотанковых и ручных гранат взметнули палатки в воздух, разорвали их в клочья. Некоторые палатки вспыхнули факелами: очевидно, от разрыва гранат взорвались канистры с бензином. Минуты потребовались для того, чтобы полными хозяевами станции наведения стали советские разведчики. А когда появилась немецкая пехота в районе горы Гунай, преследовать было уже поздно: разведчики были далеко, горными тропами с богатыми трофеями и пленными они пробирались к своему переднему краю.
     
    Последнее редактирование: 28 мар 2016