1. Администрация форума с радостью приветствует Вас и благодарит за проявленный интерес к нашему форуму. Здесь Вы найдете множество интересных разделов и тем. Для того, чтобы в полной мере увидеть их содержание, а также свободно общаться, создавать новые темы или отвечать в созданных - Вам необходимо зарегистрироваться на Форуме. Это займет совсем немного времени, и Вы сможете быть в курсе всей предоставляемой информации.

Записки военного альпиниста. От ленинградских шпилей до вершин Кавказа 1941–1945

Тема в разделе "Горные стрелки", создана пользователем Gebirgsjäger 98, 27 мар 2016.

  1. Gebirgsjäger 98 Unterfeldwebel

    Сообщения:
    167
    Симпатии:
    1.922
    zapiski_voien_alp.jpg
    Ссылка видна только зарегистрированным пользователям
    original (1).jpg original.jpg
    В условиях горно-лесистой местности Кавказа резко изменилась тактика действий немецких войск. Вместо массированных ударов и наступления механизированными колоннами противник бросал в бой специальные альпийские отряды, которые по тропам проникали в глубь гор, захватывали выгодные высоты и, дождавшись подхода главных сил, продвигались дальше.
    Не случайно в планах захвата центральных перевалов Главного Кавказского хребта в Приэльбрусье гитлеровское командование возлагало особые надежды на 1-ю горнострелковую дивизию «Эдельвейс», которая считалась одной из лучших «горноспортивных» дивизий вермахта. Об этом говорит и тот факт, что название операции по захвату Кавказа напрямую связано с одноименной горнострелковой дивизией, опознавательным знаком которой было изображение белого цветка эдельвейса. Еще до войны кое-кто из офицеров и унтер-офицеров этой дивизии побывали на Кавказе как альпинисты и туристы, поднимались на его вершины, проходили через перевалы и теперь, как разведчики, могли свободно ориентироваться на той местности, где предстояло вести бои, тем более что у них были прекрасные карты и описания горных перевалов.
    В числе офицеров дивизии «Эдельвейс» были известные опытные альпинисты Германии: сам командир Ланц и его подчиненные – Гроот, Мауер, Шранц, Бауэр, Мюллер, Хиршфельд, Залминтер, Песситер и многие другие, ранее штурмовавшие вершины Гималаев, Анд, Кавказа, Альп, Кордильер, Пиренеев. Почетным солдатом «Эдельвейса» был Адольф Гитлер, нередко лично проводивший смотр частей дивизии.
    Горнострелковые соединения были впервые сформированы в 1915 году на территории Баварии и отлично зарекомендовали себя в кровопролитных боях Первой мировой. В отряды принимали лишь опытных солдат, не моложе 24 лет, холостых, уроженцев земель Бавария и Вюртемберг. После войны личный состав горнострелковых частей кайзеровской армии составил костяк вооруженных сил Веймарской республики. Незадолго до Второй мировой вермахт пополнил свой личный состав хорошо обученными австрийскими горными стрелками, из которых были сформированы две новые горнострелковые дивизии.
    Горные стрелки были, в сущности, легкой пехотой, подготовленной для ведения боевых действий в горах и на пересеченной местности, где ландшафт не позволял использовать тяжелое вооружение – крупнокалиберную артиллерию, танки и бронеавтомобили. Горнострелковые дивизии, как правило, располагали лишь специальными горными орудиями и минометами, которые можно было перевозить в разобранном виде на вьючных животных. Для вьючной же транспортировки было приспособлено все вооружение, боекомплект, провиант.
    К физическому состоянию горных стрелков предъявлялись повышенные, даже жесткие требования. Дело в том, что им приходилось не только носить на себе все свои вещи (которые пехотинцы сдавали в обоз) и оружие, но при этом еще и передвигаться по пересеченной местности, преодолевать горные массивы и фактически заниматься альпинизмом. Действуя в своей стихии – среди горных вершин Норвегии, Балкан, Кавказа, Крымских и Карпатских гор, немецкие горные стрелки проявляли чудеса храбрости, мастерства и решительности. Они отличались высоким боевым духом и ревностно блюли честь мундира, обладали прекрасной выучкой ведения боевых действий выше снеговой линии. Они были обучены всему: скрытно передвигаться, преодолевая все формы горного рельефа, выбирать позицию для наблюдения, для огневых точек, для засады и нападения, для обороны. Экипировка и специальное снаряжение соответствовали лучшим образцам своего времени. Все виды стрелкового оружия были предельно облегчены, при сохранении стандартных калибров, и, что самое важное, их прицельные системы были рассчитаны с учетом угла возвышения вплоть до ведения огня вертикально вверх или вертикально вниз.
    Офицерский состав был обеспечен хорошими картами местности всего театра военных действий и безупречной радиосвязью. В любую минуту командование обладало информацией о местонахождении, характере боевой обстановки каждого взвода отдельной артиллерийской или минометной батареи.
    Как я уже сказал, немецкие горные стрелки были крепкие молодые ребята, прошедшие хорошую специальную альпинистскую и физическую подготовку. Быть зачисленным в горнострелковые войска считалось не менее почетным, чем воевать в люфтваффе или в кригсмарине. Большинство из них были уроженцами южных районов Германии и тренировались в альпинистских лагерях. Многие занимались в знаменитом Мюнхенском клубе. Насколько я знаю, на базе именно этого клуба шло формирование немецких горных войск. В дивизии «Эдельвейс», в частности, были очень хорошие спортсмены – в основном на уровне наших мастеров спорта, испытавшие на своей шкуре, что такое горы, отвесные скалы, морозы, ураганы, камнепады, ледники и лавины. И если дивизия военного времени, как правило, до 10 тысяч человек, то в «Эдельвейсе» было 22 тысячи человек, правда, среди них и вьючные части, и иные подразделения обеспечения. Однако с нашей стороны им противостояло всего около 5 тысяч человек, большей частью наспех подготовленных бойцов и военных альпинистов.
    Немцы виртуозно отстреливались из самых неудобных положений, например вися на веревке. Мы тоже могли вести огонь, отталкиваясь от стены, набирая маятниковое движение из стороны в сторону, но они были натренированы лучше. Их чутье, реакция и сноровка были очень развиты. Они ухитрялись как-то поворачиваться спиной к стене и вести прицельный огонь. «Кошки» на ногах, предназначенные для того, чтобы не скользить по склону ледника, ограничивают движения, а немецкие стрелки на них быстро ходили, бегали вверх, вбок, вниз, перепрыгивали от укрытия к укрытию. Наши в этом отношении проигрывали.
    Лыжная подготовка немцев также была блестящей. Они не просто спускались с гор, но и видели всю картинку боя – кто где, куда повернуть, как не помешать своим солдатам, и при этом еще обстреливали нас. А ведь спускаться на лыжах с рюкзаком на плечах, когда центр тяжести намного выше естественного уровня, – это надо уметь. Если упадешь в глубоком снегу – сразу превращаешься в мишень и будешь в один миг застрелен. А они не падали, и не успеешь взять их в прицел, как они уже отвечают очередью из своих автоматов и проскакивают мимо.
    Нам, конечно, в который уже раз помогла зима. Немцы надеялись проскочить перевалы и выйти к Баку и Грозному до конца осени, но наши отряды, а также операция под Сталинградом в корне поломали их планы.
    Немцы были сильным противником – пожалуй, самым достойным из всех, с кем нам приходилось когда-либо воевать. И их военнослужащие были настоящими патриотами своей страны, что не может не вызывать определенного уважения.
    В дивизии были отдельные подразделения итальянцев и румын. Итальянцы были на втором плане, как инструкторы альпинизма и поддержка немцев, а румыны работали на снабжение, во вьючных подразделениях – обеспечивали переходы караванов. Но немцы на голову превосходили по всем показателям итальянцев и румын.
    В качестве иллюстрации различий итальянцев и немцев приведу эпизод из боевой биографии моего хорошего друга Валентина Коргина. Это интереснейший человек, отличный боец, один из лучших разведчиков в армии Рокоссовского. Он брал Берлин и одним из первых тогда ворвался в гитлеровскую рейхсканцелярию, воевал в самом центре фашистской столицы, уцелел, и даже есть фотография, где он стоит с ППШ возле знаменитого большого глобуса Гитлера. И подпись на фотографии соответствующая: «Вооружен и очень опасен». Коргин тоже был альпинистом и воевал на Кавказе; он рассказал мне такой анекдотический случай.
    Его группа пошла в разведку в районе Караугомского плато (южнее Алагира) – это тоже Центральный Кавказ. Там немцы применяли десантирование с воздуха прямо на плато, на ледник. Самолет приземлялся, немцы высаживались и вахтовым методом держали под прицелом всю округу. Под их контролем был и Мамисонский перевал, через который проходила Военно-Осетинская дорога из Грузии в Осетию. Снабжение таких отрядов шло по воздуху, на парашютах. А итальянские части для них были запасным прикрытием с тыла.
    Наша группа, в которой находился Коргин, проникла на территорию, занимаемую немцами, и натолкнулась на вспомогательную группу итальянцев – человек семь-восемь, которые спали рядком под несколькими огромными елями, сделав широкий настил из лапника и накрывшись каким-то тряпьем. Ни охраны, ни наблюдателей. Ну не стрелять же их, таких безобидных. Наши забрали оружие, припасы, потом растормошили спящих. Те повскакивали, в себя приходят, глаза трут. Неизвестно, на каком языке они договаривались, но наши их построили, обыскали. А Коргин с мирных времен имел еще одно увлечение, он был прекрасным кинооператором и уже тогда снял множество интересных материалов. И вот достал он свою камеру, навел на итальянцев, начал снимать. А те попадали на землю, стали просить не убивать их. Видимо, приняли кинокамеру за какое-то оружие. Никого, конечно, убивать не стали, а просто увели в плен. Вот так выглядели итальянцы на войне. Немцы же, напротив, оказывали ожесточенное сопротивление и показали себя очень серьезным противником.
    В одном из номеров фашистского журнала «Кораллы» так писалось об интенсивной подготовке немецких горных стрелков: «Перед войной наших егерей часто можно было увидеть на боевых учениях в Альпах. Правда, для того, чтобы их увидеть, нужно было очень внимательно всматриваться. Тысячи туристов тогда бродили в Альпах, не замечая войск, ибо оставаться незаметным – важнейшее правило альпийского стрелка. Только перейдя удобные дороги и взобравшись по горным тропам вверх, вы смогли бы натолкнуться на группу солдат, усердно занятых лазанием по скалам. Имея хороший бинокль, вы смогли бы с какой-нибудь вершины наблюдать за тактическими учениями: дерзкие маневры, захваты важных пунктов и высот, молниеносные обходы следовали один за другим. Егеря, как кошки, взбирались на неприступные вершины диких скал, прилипали к острым карнизам и бесследно исчезали где-то в темных расселинах…
    В самые холодные зимние дни в засыпанных снегом горах можно было видеть белые фигуры горнолыжников с тяжелым грузом на спинах. Они неслись с отвесного склона, пускались в бешеное преследование невидимого противника; на глетчерах они преодолевали глубокие ледяные трещины, на вершинах гор сноровисто устанавливали орудия и минометы, искусно строили из льда и снега теплые убежища…»
    Не правда ли, впечатляет?..
    В экипировку егерей входили: удобная крепкая специальная горная обувь и верхняя одежда, палатки, пуховые спальные мешки, походные спиртовые кухни и примусы, темные очки, шерстяное белье. Снаряжение состояло из ледорубов, восьмизубых «кошек», веревок, скальных и ледовых крючьев, горных спасательных средств и горных лыж с металлической окантовкой. Горные части также обеспечивались высококалорийным питанием.
    Я уточняю эти детали для того, чтобы подчеркнуть, насколько хорошо был подготовлен противник, заблаговременно имевший отработанный и проверенный механизм действий на Северном Кавказе. Когда в намеченное время 49-й горнострелковый корпус противника был введен в бой, его бойцы были полны сил и находились на пике своей спортивно-физической формы, а противостояли этим опытным военным альпинистам советские общевойсковые подразделения, не обученные ведению боевых действий в горах.
    Положение дел в Красной армии оставляло желать лучшего. Задолго до войны Всесоюзная секция альпинизма (Федерации и ее президиума, обладавшего правом общения с правительством, тогда еще не существовало) неоднократно и настойчиво обращалась письменно в Наркомат обороны и лично к наркому с предложением по организации горнострелковых войск и участию альпинистов в этом мероприятии. Но все было тщетно. Поэтому к лету 1942 года Красная армия не имела специализированных горных подразделений.
    Когда фронт вплотную подошел к Закавказью, военачальники наконец озаботились отсутствием квалифицированных альпинистов в составе горных войск. Правда, о создании подразделений, целиком состоящих из альпинистов, не могло быть и речи: все тысячи подготовленных бойцов, прошедших до войны через альпинистские лагеря, уже были рассеяны на бескрайних полях сражений. Надо было разыскать их и отправить в распоряжение Закавказского фронта для укомплектования частей, уже находящихся в огневом контакте с противником, для организации школы горной подготовки младших и средних командиров.
    «К началу войны в СССР специального воинского учета альпинистов не было. Поэтому только случайно единицы их оказались к этому времени в горных соединениях Красной армии» – так позднее оценивал сложившуюся ситуацию Маршал Советского Союза А.А. Гречко. С нашей стороны врагу противостояли регулярные части Красной армии (в том числе конница), не имевшие опыта боев в горной местности. Не было подходящего (не говоря уже о специальном) снаряжения, специального оружия и пр. После приказа ГКО (20 августа 1942 г.) Закавказскому фронту об организации обороны Главного Кавказского хребта и основных перевалов выяснилось, что часть из них уже захвачены противником.
    Военные мемуары А.М. Гусева – один из немногих источников информации о горной войне на Кавказе. Он, как и другие, оказался в армии, но не на передовой, а в тылу, в 9-й горнострелковой дивизии. Его воспринимали как инструктора физкультуры; впрочем, мнение скоро изменилось – после первых стрельб. Оказалось, что даже у лучших стрелков уже при угле возвышения более 45 градусов мишени пусты. Вдобавок к этому – неумение передвигаться по сложному профилю, в лавиноопасных местах и пр. Все то, что ожидало горнострелковую дивизию в боевых условиях в горах, оказалось, что называется, «китайской грамотой». Всему надо было обучаться с нуля – и это в тот момент, когда война неумолимо приближалась к Закавказью и очень скоро всем предстояло вступить в бой.
    Нужно было готовить командный состав для боевых действий в горах, и эту задачу решали альпинисты, прибывающие с фронтов в Тбилиси. Необходимо было наладить производство альпинистского снаряжения.
    Егеря генерала Конрада малочисленными группами в обгон наших войск с боями прорывались к центральным перевалам Кавказа. Они никого не могли брать в плен, сопровождать в тыл, поэтому противника просто уничтожали. Приказ по войскам был: вести огонь на поражение. Своих погибших хоронили в скальных выемках без каких-либо опознавательных знаков, но занося захоронения в свои подробнейшие топографические карты в надежде со временем перезахоронить их. Фронт действий горных стрелков был широк: на западе от перевала Белореченского, находящегося севернее города Сочи, на востоке – до перевала Мамисонского, находящегося южнее города Алагира.
    Разделившись на четыре группы, 49-й горнострелковый корпус устремился по долине реки Большая Лаба в направлении перевала Санчарского, по долинам рек Марух и Большой Зеленчук – к перевалам Марухский и Наурский, а по долине реки Теберда – на перевалы Клухорский и Домбай-Ульген.
     
    Adler, nestor, Политрук и 3 другим нравится это.
  2. Хожалый Stabsfeldwebel

    Сообщения:
    330
    Симпатии:
    1.564
    Небольшая рецензия для решивших почитать книгу.
    Вообще книга добрая, написана со светлой грустью о друзьях по альпинизму и боевых товарищах. Хорошие авторские стихи в качестве эпиграфов к главам.
    Не берусь обсуждать ленинградскую эпопею автора по защитной маскировке объектов города или описание его пребывания в Сванетии. Это его жизнь, его труд и его война и касаться всего этого я совершенно не вправе. Многие, очень многие мысли и раздумья автора о значимости спорта и альпинизма в частности, о нравственном состоянии современного общества , а в особенности молодого поколения, близки и понятны мне. Да, думаю, в душе каждого мыслящего человека эти авторские строки найдут свой отклик.
    По периоду написания это одни из последних мемуаров о войне на Кавказе. Во всяком случае, в книге упоминается факт второй чеченской войны.
    Жанр примерно тот же, что у Гусевской "Эльбрус в огне". Только в отличие от Гусева автор попал на Кавказ к окончанию фазы активных боев к декабрю 42г. , когда фронт на перевалах встал, придавленный снегом.
    Да и само произведение М.Боброва / в части войны в горах/ является классическим продолжением целого направления в нашей мемуарно-исторической литературе о боях на Кавказе, родоначальником которого можно считать А.Гусева. Просто у А.Гусева это более литературно сглажено.
    Направление это, если утрированно, сводится к следующей сложившейся схеме, по которой уже много чего написано:
    1.как хорошо были подготовлены немецкие егеря и как они были сильны
    2. как неподготовлены к войне в горах были наши и как у них плохо было с горной подготовкой
    3. как пришли наши альпинисты, создали альпинистские отряды и погнали врага с Кавказа.
    Собственно, выводы автора относительно битвы за Кавказ и сформулированы, в числе прочего, на стр. 228
    "Тогда, в далеком 1943-м,/??? вопросы мои/ битва за Кавказ, по сути, была выиграна именно воссозданными горнострелковыми отрядами, и прежде всего – благодаря военным альпинистам-инструкторам, которые совершили почти невозможное: в кратчайшие сроки, невзирая на все трудности военного положения, они создали «высокогорный щит» стране и сами встали во главе обучаемых подразделений. Это решило исход дела.»
    Я могу понять автора, когда он, будучи сам альпинистом, участвовавшим в действиях на Кавказе, таким образом формулирует причины отражения немецкого наступления в этих местах. Гораздо хуже, что такой простой взгляд на сложные вещи все больше и больше набирает силу в последнее время. И именно таким образом вольно или невольно на наших глазах культивируется /пусть даже и из благих побуждений/ один из устойчивых мифов о тех событиях. Вообще доказывание несоответствия этого мифа истинному положению дел - это отдельная тема.
    В процессе прочтения общих рассуждений М.Боброва о войне на Кавказе, на мой взгляд, усматривается немало исторических неточностей, нестыковок, противоречий не только фактам,но и самому же себе, тиражирование уже устоявшихся мифов, которые в устах ветерана приобретают как бы историческую правдивость и доказанность своего существования. И, что очень печально, автор не пренебрегает цитированием ставшего уже классиком жанра А.Гусева, причем без ссылок на авторство цитат.
    Позволю себе несколько замечаний, возникших у меня, как у читателя,относительно общих рассуждений автора касательно обстановки перед боями на Кавказе и его описания боев на различных участках заоблачного фронта. Курсивом приведены мои комментарии.

    Стр. 179.
    «Здесь Гитлер сосредоточил лучшие кадры истребительной авиации, горнострелковые части немцев и румын, знаменитую эсэсовскую дивизию «Викинг», танки «Тигр», впервые появившиеся именно на Кавказе.»
    Танки "Тигр" впервые появились не на Кавказе, а у станции Мга под Ленинградом
    Стр. 180.
    «А у немцев оставался неиспользованным только один резерв: специальные горные части – егеря, опытные альпинисты, обученные выживанию и ведению жестокой войны в горах. С начала войны эти части не пускались в ход, Гитлер приберегал их для взятия Кавказа, не позволяя им участвовать в боевых действиях на равнинах Украины и России.»
    Насчет того, что горноегерские части с начала войны не пускались в ход- вопиющая историческая передержка. Здесь автор противоречит самому же себе на стр.182 :
    «Первые месяцы на Восточном фронте дивизия действовала на Украине: брала Умань, Сталино (нынешний Донецк), участвовала в боях за Киев и форсировала Днепр, Миус. Весной 1942 года, уже в составе 1-й танковой армии, участвовала в боях за Харьков и в августе достигла Кавказа.»
    Стр. 181.
    «Этот корпус состоял из лучших альпинистов и горнолыжников Германии,
    Австрии, Италии, Румынии. Он был хорошо вооружен и экипирован, оснащен специальным альпинистским и горнолыжным инвентарем, имел специальные, вьючные и инженерные подразделения, портативную сборно-разборную горную артиллерию и минометы облегченной конструкции, приспособленные для передвижения в горах на вьюках. Корпус имел значительный опыт ведения горной войны, полученный в боях за овладение Норвегией, Францией, Грецией, Югославией.
    В корпус входили: 1-я горнострелковая дивизия «Эдельвейс» генерала Ланца (одно из лучших соединений немецкой армии); 4-я горнострелковая дивизия генерала Эгельзеера; 97-я и 101-я легкопехотные горные дивизии, укомплектованные румынами, и итальянская дивизия горных стрелков «Белая лилия».»
    В 49 горный корпус не входили итальянцы и румыны. 97 и 101 егерские дивизии Вермахта входили в 44, а не в 49 корпус, а тем более не были укомплектованы румынами.
    Ни одна из 4 х горных дивизий итальянцев в СССР не называлась " Белая Лилия" и ни одна из них не воевала на Кавказе. Этот миф был запущен А.Гусевым в книге «Эльбрус в огне»

    Стр. 183.
    «Еще до войны кое-кто из офицеров и унтер-офицеров этой дивизии побывали на Кавказе как альпинисты и туристы, поднимались на его вершины, проходили через перевалы и теперь, как разведчики, могли свободно ориентироваться на той местности, где предстояло вести бои, тем более, что у них были прекрасные карты и описания горных перевалов.»
    Один из бытующих в окологорных кругах мифов, усиленно муссируемых в псевдонаучной литературе. Туристы, конечно, были, только основные бои на Кавказе проходили совсем не в местах развития довоенного горного туризма и альпинизма. Насчет прекрасных карт – тоже один из мифов. Наши трофейные карты Кавказа появились у немцев в ходе наступления в т.ч. на Кубани в середине августа 42г. После обработки и тиражирования они поступили в войска примерно в середине сентября. В большинстве своем они не были использованы и сейчас хранятся в Библиотеке Конгресса США, библиотеке в Колорадо и других библиотеках, доставшись в качестве трофеев американцам в конце войны.
    Стр. 185.
    «Все виды стрелкового оружия были предельно облегчены, при сохранении стандартных калибров, и, что самое важное, их прицельные системы были рассчитаны с учетом угла возвышения вплоть до ведения огня вертикально вверх или вертикально вниз.».
    Ничего подобного. Стандартные винтовки "Маузер" со стандартными прицельными планками. Поднимал лично. Никаких облегченных автоматов. То же самое относительно «минометов облегченной конструкции» на стр.181 у Боброва.
    Стр. 186.
    «В дивизии «Эдельвейс», в частности, были очень хорошие спортсмены – в основном на уровне наших мастеров спорта..."
    При таком построении фразы как раз и формируется впечатление о немецких егерях, как о повально крутых альпинистах, что совсем не соответствует действительности. Альпинисты безусловно были, но в очень ограниченном количестве.
    « .....в «Эдельвейсе» было 22 тысячи человек, правда, среди них и вьючные части, и иные подразделения обеспечения.»
    В «Эдельвейсе» было порядка 16 тысяч человек. После боевых потерь на пути к Кавказу существенно меньше.
    «Немцы виртуозно отстреливались из самых неудобных положений, например вися на веревке.»
    Исходя из описания своего участия в боевых действиях на Кавказе, данного самим М.Бобровым, не совсем ясно, где он мог видеть висящих на веревке и отстреливающихся егерей. Чисто альпинистские навыки, из достоверно зафиксированного в литературе, егеря использовали только при обходе группы Бауэра через вершину Кара-Кая при взятии Марухского перевала. Во всех остальных местах все перевалы, на которых происходили бои / в том числе и в Приэльбрусье/, ходятся просто ногами, без применения специальной альпинистской техники. Вот так и формируются мифы о суперменских возможностях егерей.
    Стр. 187.
    «В дивизии были отдельные подразделения итальянцев и румын. Итальянцы были на втором плане, как инструкторы альпинизма и поддержка немцев, а румыны работали на снабжение, во вьючных подразделениях – обеспечивали переходы караванов.»
    Ни одно подразделение итальянцев или румын не входило в структуру 1 й горноегерской дивизии. Это что получается, итальянские инструкторы немцев учили по горам ходить? А румыны у немцев караванщиками работали?
    Стр. 189.
    «В одном из номеров фашистского журнала «Кораллы» так писалось об интенсивной подготовке немецких горных стрелков: «Перед войной наших егерей часто можно было увидеть на боевых учениях в Альпах. Правда, для того, чтобы их увидеть, нужно было очень внимательно всматриваться. Тысячи туристов тогда бродили в Альпах, не замечая войск, ибо оставаться незаметным – важнейшее правило альпийского стрелка. Только перейдя удобные дороги и взобравшись по горным тропам вверх, вы смогли бы натолкнуться на группу солдат, усердно занятых лазанием по скалам. Имея хороший бинокль, вы смогли бы с какой-нибудь вершины наблюдать за тактическими учениями: дерзкие маневры, захваты важных пунктов и высот, молниеносные обходы следовали один за другим. Егеря, как кошки, взбирались на неприступные вершины диких скал, прилипали к острым карнизам и бесследно исчезали где-то в темных расселинах…
    В самые холодные зимние дни в засыпанных снегом горах можно было видеть белые фигуры горнолыжников с тяжелым грузом на спинах. Они неслись с отвесного склона, пускались в бешеное преследование невидимого противника; на глетчерах они преодолевали глубокие ледяные трещины, на вершинах гор сноровисто устанавливали орудия и минометы, искусно строили из льда и снега теплые убежища…»
    Не правда ли, впечатляет?..»
    У Гусева стр.68 . Долго пытался разобраться о происхождении этой цитаты из мифического журнала «Кораллы», без устали тиражируемой и переписываемой друг у друга мемуаристами и неоисториками. В Гусевской книге по этой цитате дана ссылка на книгу Гнеушева и Попутько «Тайна Марухского ледника» , но на указанной странице и рядом с ней ничего подобного нет. Круг замкнулся. Наверное надо было убедительно показать крутизну подготовки егерей, поэтому появился журнал "Кораллы"
    Стр. 190. «В экипировку егерей входили: удобная крепкая специальная горная обувь и верхняя одежда, палатки, пуховые спальные мешки, походные спиртовые кухни и примусы, темные очки, шерстяное белье. Снаряжение состояло из ледорубов, восьмизубых «кошек», веревок, скальных и ледовых крючьев, горных спасательных средств и горных лыж с металлической окантовкой. Горные части также обеспечивались высококалорийным питанием.
    .....Когда в намеченное время 49-й горнострелковый корпус противника был введен в бой, его бойцы были полны сил и находились на пике своей спортивно-физической формы, а противостояли этим опытным военным альпинистам советские общевойсковые подразделения, не обученные ведению боевых действий в горах.»
    У Гусева стр.75. Насчет « были полны сил и находились на пике своей спортивно-физической формы». Что тут скажешь? Получается немцы из санатория приехали.
    Но командир 4 дивизии Браун , да и сам Конрад почему-то считали иначе.
    Браун: «Как только вступили на Кавказ, обстановка вновь существенно изменилась. Тяжелые бои в ходе преследования противника между Кубанью и Доном, стоили нам значительных потерь. Особенно болезненно сказывалась гибель большого количества горцев и храбрецов из числа бывалых вояк, уровень боевого мастерства которых намного превосходил навыки и умения простого одиночного солдата. Теперь их нехватка ощущалась особенно остро. В результате налетов с воздуха и артобстрелов число наших незаменимых четвероногих помощников порядком сократилось. Боевые подразделения еще сохраняли мобильность, но, что касается тыла, то понесенные им потери требовали принятия чрезвычайных мер.»
    Это, кстати, и по поводу соотношения альпинистов/горцев/ и простых солдат.
    Стр. 193.
    «Дивизия генерал-майора Ланца в основном продвигалась по долине реки Кубань к перевалам Нахар, Гондарай, Морды, Чипер-Карачаевский и далее к перевалу Хотю-Тау. ......Заняв Эльбрус, противник мог господствовать над Баксанским ущельем, а также получал возможность прорваться по ущелью реки Ненскрыры на Военно-Сухумскую дорогу»
    По ущелью Ненскрыры возможно выйти на Военно- Сухумскую дорогу только через дополнительные высокогорные перевалы. Эта дорога проходит через Клухорский перевал и далее по Кодорскому ущелью в сторону Сухуми.
    У Гусева стр.75
    Стр. 194. «Преодолев скалы, доступные только альпинистам, они обошли с флангов и неожиданно атаковали наши две роты, оборонявшие Клухор, сбросили их на южные склоны и захватили позиции.»
    У Гусева на стр.80
    Стр. 195. «Враг стремительно продвигался. Нельзя сказать, что делал он это беспрепятственно. По ущельям в сторону Главного Кавказского хребта отходили разрозненные части Красной армии, измотанные арьергардными боями в предгорьях и отрезанные от основных сил. Отступавшие части оказывали отчаянное сопротивление на любых пригодных для обороны участках. Большинство отходивших двигались без карт, гор не знали, и местное население и партизаны оказывали им помощь в выборе правильного пути. Отдельные группы по основным ущельям и дорогам достигали перевалов, встречали там наши части и благополучно добирались до побережья, где происходило переформирование. Однако многих отступавших постигла печальная участь. Преследуемые фашистами, они попадали в боковое ущелье, заканчивающееся отвесными скалами, крутыми снежными склонами и нагромождениями ледников. Здесь могли пройти только опытные альпинисты. Неподготовленные люди гибли от лавин, камнепадов и в бездонных трещинах ледников, а не только от пуль врага…
    Много лет прошло с тех пор, но и сейчас еще находят в горах останки бойцов и командиров, погибших тогда на Кавказе.»
    У Гусева на стр.77
    Стр. 198.
    «альпийские стрелки уже 15 августа были в Теберде. В ночном бою немцы сбросили защитников с перевала /какого НЕ УКАЗАНО?/ и заняли весь южный склон, вступив в Кодорское ущелье.
    ......15 августа 1942 года передовые подразделения дивизии «Эдельвейс» захватили Клухорский перевал, что в 36 километрах западнее Эльбруса.»
    Вообще-то фон Хиршфельд взял Теберду 12 августа. А то по Боброву получается, что за один день немцы взяли и Теберду и Клухорский перевал.
    Стр. 199.
    «Одновременно немецкие части вышли на перевал Марухский».
    Ого! Вообще-то немцы подошли под Марухский в начале сентября и взяли его 5 сентября, а не «одновременно» с Клухорским. Да вот и сам Бобров на 261 странице пишет об этом: «После провала наступления на Эльбрусском и Клухорском направлениях противник начал активные действия на Марухском направлении. 2 сентября выдвигавшиеся вперед подразделения 810-го стрелкового полка, перейдя Марухский ледник, столкнулись с противником и в жарком бою отбили все его атаки. Попытка перейти в контратаку, чтобы добить врага, не удалась. Изнурительный переход по высокогорной местности, сильный холод, недоедание, вызванное отрывом от баз снабжения, истощили физические силы наших воинов. Но враг был остановлен.
    3 сентября наши войска возобновили наступление и принудили противника отойти непосредственно на перевальную площадку.»
    Нескладно получается. Что-то тут автор не досмотрел. Вообще досадные нестыковки в книге случаются. Видимо, не особо вычитывали написанное перед печатью. Вот, например ,на
    Стр. 262.
    «С утра 5 сентября пехотный полк противника, поддерживаемый авиацией и сильным артиллерийско-минометным огнем, возобновил наступление на подразделения 808-го и 810-го стрелковых полков 394-й стрелковой дивизии. Главный удар пришелся по 2-му батальону 808-го стрелкового полка, которым командовал капитан В.Р. Татарашвили. 4-я рота этого батальона вся погибла, отражая яростные атаки врага. Затем удары гитлеровцев обрушились на 6-ю роту. На позициях этой роты в жестокой схватке с врагом погиб командир батальона. Командование батальоном принял на себя лейтенант М.Е. Заяц. Он организовал круговую оборону и приказал всем стоять насмерть. И наши воины стояли. Ни беспрерывные бомбовые удары, ни яростный артиллерийский и минометный огонь не смогли поколебать их стойкости. Ведя бой в окружении и истекая кровью, 6-я рота до последнего человека отражала атаки гитлеровцев.»
    Этот абзац вставлен между боями на Умпырском направлении и боями за Псху. И к чему он относится вообще не понятно. Судя по фамилиям командиров и номерам частей, речь идет о бое на Марухском перевале 5 сентября. Но автор об этом ничего не пишет, как не пишет чем все закончилось.
    Или вот:

    Стр. 263.
    «6 сентября части Санчарской группы перешли в наступление и в ходе двухдневных ожесточенных боев ударом с юга овладели селением Псху. Но окружить и полностью уничтожить противника, как это предусматривалось замыслом боя, не удалось, так как отряд 1-го Тбилисского пехотного училища не сумел перерезать пути его отхода к перевалам.
    8 сентября под угрозой окружения противник, спасая остатки своих сил, отступил. Действия отряда 220-го кавалерийского полка показали, что хорошо продуманный, смелый и решительный маневр в обход флангов противника, захват и удержание господствующих высот являются ключом к победе в горном бою.»
    Написано здорово, только 220 кавполк никогда не воевал ни рядом с Псху, ни на Санчарском направлении вообще.
    Стр. 200.
    «И только тогда, после тщательной подготовки отряд Гроота отправился к «Приюту одиннадцати». Недалеко от этого приюта располагалась в деревянном домике метеорологическая станция. Здесь вахту обычно несли три человека: Алексей Ковалев, его жена Зоя и наблюдатель Яков Кучеренко. В тот день дверь их дома с грохотом распахнулась, и вместе с облаком пара ворвались какие-то фигуры с криком: «Руки вверх!» Автоматная очередь полоснула по бревнам над самой головой. Гроот признал в Ковалеве того рослого и добродушного зимовщика, помощью которого он воспользовался в 1939 году, когда в группе иностранных альпинистов участвовал в восхождении на Эльбрус и едва не замерз на леднике. После некоторого раздумья Гроот распорядился отпустить зимовщиков в Терскол, чтобы они передали нашим военным его совет – сложить оружие, и добавил: «У вас, Ковалев, прекрасная перспектива – нам понадобятся зимовщики..."
    Грот стал Гроотом- это полбеды. Гораздо хуже, что заслуженный человек взялся способствовать дальнейшему распространению баек про Грота и его братских отношениях с отечественными альпинистами, а в данном случае еще и с зимовщиками. И Грот по-русски заговорил, и якобы довоенное восхождение сюда в строку пошло. А может зимовщик Ковалев на немецком общался , а автор байки при сем присутствовал? И очередь автоматная тут, а интересно, «Руки вверх!» на русском кричали?
    Можно было бы и продолжать, но, полагаю, основная мысль моих замечаний по разделу книги уже стала понятной.
    В общем , не заладилось что-то у автора с описанием общих моментов боев на Кавказе. Не стоило таким образом просто увеличивать объем и добирать солидности и основательности. Результат обратный получился, что явно не украшает неплохую, в сущности, книгу.
     
    Gebirgsjäger 98, Adler, krampnitz и ещё 1-му нравится это.
  3. nestor Administrator Команда форума

    Сообщения:
    913
    Симпатии:
    2.939
    Даже мысль не приходила так внимательно, с карандашом, прочитать эту книгу альпиниста, участвовавшего в 1943 году в водружении Красного флага на Эльбрусе. А тем более, опубликовать эти замечания, к которым возражений нет.
    Действительно, надо побывать на местах боев, и только тогда появляется право и потребность сообщить об этих событиях что-то новое.
     
  4. Хожалый Stabsfeldwebel

    Сообщения:
    330
    Симпатии:
    1.564
    Ну Бобров на Эльбрус с Гусевым не ходил. Пишет, что в прикрытии был.
    Понемногу подбираю материал для книги, если с этим сложится. Одну из глав точно посвящу мифам о войне на Кавказе. Тут такого наворотили - иногда просто сомневаешься в здравомыслии людей, которые это все тиражируют. А История превращается в какую- то публичную девку. Кто хочет, тот и насилует по своему усмотрению. У победы , как известно, отцов много.
     
    bercos, Gebirgsjäger 98, sherman и ещё 1-му нравится это.
  5. krampnitz Feldwebel

    Сообщения:
    200
    Симпатии:
    657
    Дай Вам бог сил на создание книги.Она будет весьма востребована !
     
    Политрук, Gebirgsjäger 98, Adler и 2 другим нравится это.